Тяжелые рельсы дороги

В последней трети 19 века царскими властями была построена железная дорога от Москвы до Казани через Пензу и другие южные города с выходом на Алатырь и Шихраны (с 1922 года – Канаш). В конце того века было решено соединить Москву с Казанью более прямым и коротким путем, что являлось необходимостью в экономическом и военном отношении. Осуществлением задуманного занялись капиталисты акционерного общества Московско-Казанской железной дороги. Предстояло проложить путь Москва – Муром – Шихраны. Были произведены соответствующие изыскания, разработан план. На некоторых участках для рабочих строилось жилье барачного типа. (Так в 1912 году у нас появился поселок Мыслец).
К 1914 году железная дорога была построена до Арзамаса. Возник вопрос об отчуждении земли (купли-продажи или дарении) у ее владельцев на участке Арзамас – Шихраны (Канаш). Этот вопрос, как и ранее подобные, решался от царя Николая Второго до низших чиновников-исполнителей на местах. У кого-то земля выкупалась, кто-то ее дарил. (Старожилы нашего города говорили, что станция Княжиха, что в Пильненском районе, была названа в честь княгини, подарившей часть своей земли).
Как известно, в 1914 году началась Первая мировая война, в которую была втянута и Россия. У государства появились материальные трудности. Однако война потребовала завершения строительства короткого пути Москва – Казань, в чем особенно были заинтересованы военные. И от Арзамаса до Шихран, там, где не требовалось отчуждения земель, железная дорога строилась, во всяком случае, на территории будущей Чувашии – от Суры до Вурнар. Наша станция Шумерля с построенным типовым вокзалом второго класса, багажной кладовой, пожарным сараем, кипятильником, двумя киосками и другими объектами уже могла принимать пассажирские и товарные поезда в 1915 году. Отсутствовала водонапорная башня, которая была возведена в следующем году. Но не башня сдерживала приемку станцией поездов — к этому времени не было моста через Суру, да и железная дорога не была полностью готова.
Раньше было не принято говорить, что, кроме малочисленных местных лесорубов, землекопов и возчиков, на строительстве дороги и станции было занято несколько сот австро-венгерских военнопленных, а в 1916 году вместе с местными рабочими трассу очищали десятки мобилизованных узбеков. Военнопленные были основными строителями. Невольно возникает вопрос: а где брали кирпич для строительства вокзала и других объектов станции? По мнению краеведа Я.Н. Волкова, его, возможно, доставляли по Суре из Алатыря. Если у алатырцев не было своего кирпича, то его могли подвозить туда по ранее построенной там железной дороге. Шпалы же какое-то время поступали из Алатыря с лесопильного завода, принадлежавшего капиталисту А. Кривцову.
По сведениям, раздобытым нашим земляком, журналистом В. Халмановым, работавшим в г. Горьком, станция Шумерля могла стать узловой: через нее должна была проходить с юга на север вторая дорога Кинель – Ермолино. В сторону Порецкого прорубался лес, завозились шпалы и рельсы. Для обеспечения материалами строящейся дороги неподалеку от Больших Алгашей был построен лесопильный завод. (В те годы заводом назывался даже небольшой цех). План был сорван революционными событиями. В советские годы хотели соединить железной дорогой Шумерлю с Алатырем, но проект сочли дорогостоящим, ограничились шоссейкой.
Строительство дороги продолжилось после Октябрьской революции. Срочно заняться им заставила другая война – гражданская. Из-за недостатка рабочих на сооружение железнодорожного пути были брошены красноармейцы. В 1918 году по дороге пошли поезда, а в 1919-ом в период паводка р. Кумашка прорвала в спешке построенное на болотистой местности дорожное полотно, снесла мост и повредила откосы общей протяженностью примерно двадцать километров. На ремонт была направлена необходимая техника. Опять привезли красноармейцев. Но основной рабочей силой стали местные жители: на восстановлении полотна с начала мая 1919 года, во время весенних и летних полевых работ, ежедневно принудительно трудились от 1500 до 2500 человек. За лето дорогу привели в порядок, и в середине октября того года она была вновь пущена в эксплуатацию.
Мы привыкли считать первым городское кладбище, которое расположено по ул. Щербакова. Но до него было другое, давно сравненное с землей и мало кому известное. Небольшое кладбище находилось там, где впоследствии были построены контора райпо, столовая и ГПТУ-6. Вполне возможно, на нем похоронили военнопленных. Об этом, как говорится, история умалчивает. Доподлинно известно: несколько пленных не уехали на родину, остались здесь, женились на местных девушках и приняли российское гражданство.
М. ДЕМИДОВ.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *