Спутали личное с партийным

Первая реакция на публикацию «Предвыборная кампания в КПРФ началась с внутрипартийного скандала» (по материалам республиканских СМИ, газета «Вперед», № 7 от 19.02.2016 г.) — шок! Мы, коммунисты Шумерлинского отделения КПРФ, буквально поражены этой информацией, информацией о поступке Д.Б. Евсеева.

Кто такой Д. Евсеев? Да, мы не знаем в подробностях его биографии, но мы всегда были уверены в нем: мы верили, что Евсеев — твердый коммунист, предан идеалам коммунизма. И вдруг… Читаем и не верится, неожид анное разочарование в человеке.
Причина выхода? Мы не знаем, какого накала достигло разногласие между «обидевшимся» Евсеевым и «обидевшим» его Шурчановым. Это разногласие, выросшее в неприязненное отношение к «обидчику», не носит личностного характера, оно касается всего республиканского отделения КПРФ, оно наносит неприятный удар по позициям партии, попахивает предательством со стороны «обиженного». А ведь мы, шумерлинские коммунисты, верили Евсееву, верили в Евсеева, мы видели в нем верного, принципиального члена партии.
Мы знаем В.С. Шурчанова. Он не нуждается в пространной характеристике, мы верим в него. Возможно, он и допускает какие-то ошибки — это свойственно любому деятельному, много работающему человеку. Но Валентин Сергеевич предан интересам партии, его жизнь тесно связана с жизнедеятельностью партии и с интересами России.
О его верности партии говорит и такой факт. Когда был издал указ о запрете КПСС, не к чести членов партии, они не подняли твердого голоса в защиту партии, почти все первые — вторые секретари обкомов молча, покорно покинули посты, встав со своих кресел и тихо уйдя в сторону. Лишь несколько секретарей (сколько их? – пальцев одной руки хватит для пересчета ), в том числе и В.С. Шурчанов – первый секретарь Чувашского обкома КПСС, в полный голос, твердо заявили о своем непринятии указа, о своей верности партии. Значит, В.С. Шурчанов был, есть и, уверены, не изменит нам, рядовым коммунистам. Нам не хочется обсуждать причины и суть несогласия между двумя лидерами республиканского отделения КПРФ, хотя они и волнуют нас, рядовых коммунистов. На наш взгляд, возникшие трения следовало бы вынести на открытое обсуждение внутри организации. Это обращение Евсеева к общественности роняет авторитет самого Евсеева, а парторганизация (ну, посудачат о ней обыватели) так и останется парторганизацией. Мелкие уколы ей не страшны. Случай с Евсеевым в какой-то степени схож с поступком Игоря Молякова. Давняя история. Некогда деятельный трибун И. Моляков подвергся определенному давлению, почти полгода провел в заключении. Коммунисты твердо выступили в его защиту. Зюганов даже в Госдуме неоднократно поднимал вопрос о Молякове. И что же? Вышел Моляков на свободу и… ушел в «Справедливую Россию». В его выступлении с объяснением выхода из КПРФ сквозила мелочная обида: его недооценили, закрыли путь к карьерному росту.
Не хочется верить в это, но неужели Евсеев повторяет Молякова? Евсеев-Евсеев… Его выход из КПРФ (точнее, дезертирство) – удар по ней. Для нас удар ощутим. Ударов партия перенесла немало, но она выдержала, выстояла. Убеждения – это не перчатки, и они не подлежат выбросу, как отработанный материал!

От имени членов бюро 1-й секретарь горкома КПРФ А. Швецов.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *