У наших детей такого не было…

У нас уже очень взрослые дети. Их юность как раз пришлась на жестокие 90-е. Наверное, потому у них просто не может быть такого тёплого чувства, которое возникло у многих «возрастных» шумерлинцев, когда они читали публикации об эстрадных музыкантах нашего города. Ведь каждое время накладывает свой отпечаток на жизнь людей и их чувства.
А чтобы вспомнить все, что всколыхнуло нашу память, надо было родиться здесь, ходить в школу, здесь встретить свою юность и знать этих талантливых людей.
Я думаю, что все началось с клуба «Восход», где в конце 50-х и в начале 60-х в клубе своего завода-шефа школа № 2 проводила концерты в конце учебного года. Дядя Леша Иванов (так его все звали), отец троих детей, казалось, жил прямо в клубе. Правда, его квартира была рядышком — напротив, в 2-этажном деревянном доме. Он был всем: и баянистом в клубе, на новогодних ёлках в школе, и спортсменом, а ещё – руководителем танцевального кружка.

Акробатические пирамиды в его постановке, наверное, многие ещё помнят: всё выше и выше, ряд над рядом поднималось нечто необыкновенное – фигуры из гибких тел спортсменов. Маленький и шустрый, Алексей Степанович успевал всюду. И нет ничего удивительного, что все его дети были так же талантливы, как отец: старшая дочь, Майя, поступила в музыкальное училище (она трагически погибла); средняя, Надежда, — преподаватель музыки, а младший, Владимир, играл на нескольких инструментах. В начале 70-х в каждой школе создавались свои ВИА. В школе № 7 вместе с Владимиром играли Сергей Рябов, Вячеслав Крылов, а Александр Кондратьев занимался техническим обеспечением. Синтезатор купила школа, а на самодельные гитары ребята снимали катушки с наушников и делали «звукосниматели».
В воспоминаниях о первых музыкантах нет имени Анатолия Киреева. Да, он был человеком неординарным, и жизнь у него прошла не гладко, но какой талант! В конце 50-х он начал учиться в музыкальной школе по классу баяна, но не окончил её. Иногда для своих концертов школа № 2 арендовала небольшой клуб РУ № 6 на ул. Тракторной. Анатолий, будучи учеником 7-го класса, исполнял песню, как «дорогою степною шли домой с войны советские солдаты». Он недолго играл на аккордеоне на танцах в клубе «Восход».
Танцы в этом клубе… На одной из старых фотографий из архива библиотеки им. Г. Айги – клуб с прислоненной к стене афишей «Танцы». Её не вешали тогда, а просто прислоняли к стене. Как мы ждали её в 16-18 лет! Если погода была плохая, шёл сильный снег, то были сомнения: а будут ли танцы? И обязательно одна из подружек бегала «на разведку»: стоит афиша или нет? И если она сообщала, что афиша есть, то начинали готовиться к танцам. А всё фойе заполнялось молодежью, работала раздевалка, стояла очередь в кассу за билетами, в клубе было тепло и, как сказали бы сейчас, молодежь тусовалась, встречая знакомых и друзей. А приходили туда со всех концов города. Нам тогда казалось, что в клубе «Октябрь» было не так уютно.
Сейчас старую танцплощадку в парке называют «круглой». Она и была такой, украшенная узорами из деревянных реечек. Тех, кто летом приезжал в Шумерлю в гости и приходил в парк по вечерам, удивляло, как много молодежи и «старичков» от 25 лет и выше гуляли там. В сумерках белели рубашки парней и светлые платья девушек. Летние вечера были очень теплыми. Уже потом, в 70-е, появилась мода ходить по песку улиц и даже на танцы в… комнатных тапочках. Раньше этого никто даже представить не мог! Танцы – это ритуал!
Как-то не сразу и заметили, как вечерами зазвучали новые песни… «Сигнал» болгарского певца Эмиля Димитрова: «Другому подарила ты любимый наш сигнал, и песенку, что я тебе отдал». «Наташа»: «Росла березка в русской роще, оттуда в Польшу шел наш путь». Не говоря уже о «Синий-синий иней лёг на провода», которую тогда ещё не пели ни на одном радио. А в Шумерле её распевали все школьные ВИА, и даже маленькие дети! Эх, Виктор Тимофеевич! Тогда Вашего имени-то не все ещё знали, но все говорили, что из армии пришел Моряк и привёз эти песни. Нынешним бы певцам, которых множество на всех радиоканалах, да послушать Вас с ребятами! Мало песен, слова которых и музыка тронули бы душу и хранились в памяти полвека! Вот какие таланты в нашем городе! Многих уже нет с нами, вечная им память! А тем, кто живет, – доброго здоровья!
К концу 60-х годов старший брат Евгения Шкунова вернулся из армии и продолжил обучение на художественно-графическом факультете (ХГФ) Чувашского пединститута. Он играл на ударных в составе ВИА этого факультета. Когда в институте начинался смотр художественной самодеятельности факультетов «Студенческая весна», на концерт ХГФ в большой по размеру актовый зал института невозможно было попасть. А когда на сцене появлялся Слава и усаживался за свои ударные, зал буквально взрывался! Да, это был любимый учитель рисования гимназии № 8 Сан-Саныч, а для нас – Слава. И это никогда не забудется.
После окончания институтов все шумерлинцы, выпускники 1970—1972 гг., вернулись в свой город учителями, врачами, инженерами, и почти никто не уехал, проработав здесь долгие годы.
С любовью,
коренная шумерлинка.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *