Заявление о виртуальном преступлении закончилось реальным сроком

Пытаясь сорвать злость на сожителе, заявительница сама угодила за решетку.

Эта история приключилась с ранее неоднократно судимой 36-летней жительницей Шумерли Д-ой. В своё время её «послужной список» начался с мелкой кражи, совершенной в 16 лет, за которую ей дали 1 год лишения свободы. Было это в далеком 1994 году. Дальше — больше: в 1996 году — две квалифицированные кражи, в 2003 и 2007 годах — два групповых грабежа с последующим реальным отбыванием в местах заключения. Свой последний срок — 2 года лишения свободы — Д-ва получила в 2011 году за совершение кражи. Освободилась из мест лишения свободы в августе 2013 года. Никакими рабочими специальностями она не владела и к обычному образу жизни приспособлена не была.
В круг общения женщины входили ранее судимые и лица, злоупотребляющие спиртными напитками. Вскоре она стала сожительствовать с не раз судимым 28-летним С-вым, который также недавно освободился и обитал в квартире у своей престарелой матери-инвалида. Вместе сожители транжирили пенсию матери, устраивая попойки, после которых происходили ссоры, перераставшие в драки. В ходе одной из таких посиделок пьяный сожитель Д-ой ударил свою мать-инвалида ножом в живот. Как не выгораживала его Д-ва, пытаясь ввести следствие в заблуждение, что пострадавшую порезал кто-то другой, её сожитель был арестован и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью своей матери к 3 годам колонии строгого режима. Д-ва горевала недолго, найдя замену своему бойфренду в лице другого, причем жить она продолжала у женщины-инвалида, всем представляясь женой её сына и распоряжаясь пенсией.
Совместные попойки в квартире продолжались. В ночь на 16 октября 2014 года после очередной вакханалии Д-ва, ее новый сожитель и мать прежнего сожителя легли спать. В 3 часа ночи к мужчине пришли два его приятеля и принесли с собой пиво, вместе с пожилой хозяйкой квартиры начали дегустацию хмельного напитка. В разгар веселья проснулась Д-ва и очень возмутилась, что бойфренд привёл каких-то незнакомцев и пьянствует без неё, а затем, осерчав, выгнала и его, и двух его приятелей из квартиры. Тут она решила проверить деньги, которые лежали в её сумке: 12000 рублей из пенсии матери. Вся наличность пропала. Тогда Д-ва решила серьёзно насолить сожителю. Она вызвала сотрудников полиции и заявила о якобы имевшем место разбойном нападении на неё: будто бы её сожитель Ш-ов приставил ей нож к горлу и отобрал 12000 рублей, после чего скрылся. В своём заявлении она лично расписалась о том, что ей разъяснена уголовная ответственности за заведомо ложный донос.
Вернувшись домой, Д-ва вскоре нашла пропавшие деньги: выяснилось, что престарелая С-ва переложила их в другое место, забыв об этом сказать. Сотрудники полиции, в свою очередь, не торопились возбуждать уголовное дело по факту разбойного нападения на Д-ву, так как не поверили её словам. Тщательно проведя проверку, они установили, что никакого разбойного нападения не было: это подтвердил не только Ш-ов и его два приятеля, но и С-ва, которая была в тот момент с ними и всё видела. А когда нашлись деньги, то Д-вой ничего не оставалось, как признаться в том, что она пыталась ввести сотрудников полиции в заблуждение.
Однако, подобные «шалости» закон не извиняет: за заведомо ложный донос, соединённый с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, грозит до 3 лет лишения свободы. Следственным отделом в отношении Д-вой было возбуждено уголовное дело, допрошены все лица, бывшие в ту ночь в квартире, сотрудники полиции, которые проводили доследственную проверку и вывели заявительницу на чистую воду, а ключевым доказательством стало заявление Д-вой о якобы разбойном нападении на неё, в котором в графе о разъяснении уголовной ответственности за заведомо ложный донос стояла её подпись.
Несостоявшейся жертве не имевшего места разбойного нападения было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 306 УК РФ и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. 21 ноября 2014 года уголовное дело в отношении Д-вой было направлено в суд, который в декабре, с учётом её предыдущей непогашенной судимости, приговорил обвиняемую к 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Подсудимая обжаловала такое строгое, по её мнению, наказание, однако Верховный суд Чувашской Республики оставил приговор без изменений.
В. Краснояров, 
зам. начальника СО МО МВД России «Шумерлинский».

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *