Истории из жизни

Автограф

Память порой подводит. Вот не помню, когда было это событие – в Шумерлю приезжала Зинаида Кириенко, актриса, известная нам по многим замечательным фильмам. Для меня самая лучшая её роль в кино – Наталья в трёхсерийном «Тихом Доне» С. Герасимова. Кириенко затмила Быстрицкую в роли Аксиньи. Так я чувствовала после первого просмотра фильма, и такой осталась Наталья-Кириенко в моей памяти и восприятии навсегда. Только великая актриса могла так передать трепетную теплоту шолоховской героини, её глубокую любовь к мужу, до конца жизни любимому и не любящему, к детям…
Творческая встреча с актрисой состоялась в зрительном зале кинотеатра «Дружба» поздним вечером. Зал был заполнен, ни одного пустого места. На сцене — красавица Зинаида Кириенко, в тёмно-зелёном длинном платье, высокая, стройная. Рассказывает о творческой судьбе, читает стихи и прекрасно поёт, отвечает на вопросы. Сколько времени прошло, не помню, часа полтора-два, не меньше, просто не заметила.
Собираясь на встречу с любимой актрисой, я взяла её фотокарточку-открытку для автографа (у меня альбом с фотокарточками артистов, продававшимися во всех киосках, хранится с детства) и шоколадку – такого размера, чтобы на неё легла открытка. Встреча окончена. Зрители спешат к выходу, а я через их толпу пробираюсь к уходящей со сцены актрисе, держа наготове шоколадку с открыткой. Но путь мне преграждают охранники, прямо амбалы.
В фойе я вышла в состоянии такого недоумения (охранники!) и отчаяния, что это, видимо, было написано на моём лице. Открытку так и держала в руке. И тут – о чудо! – передо мной возник Владислав Матвеевич Садырга. «Что?» — только и спросил он. «Вот… хотела автограф…» Владислав Матвеевич взял у меня открытку и молча ушёл вслед за актрисой и сопровождавшими её амбалами.
Утром следующего дня, заранее позвонив, Владислав Матвеевич пришёл ко мне домой с фотокарточкой, на обратной стороне которой актриса написала: «Лидия Романовна! Самого доброго Вам счастья, успехов, здоровья! Дай Вам Бог! Спасибо за память». Под этими словами стояла размашистая подпись З. Кириенко.
Дорогие мне слова. Дай Бог любимой актрисе долгой жизни!

Энгельс
Декабрь 1996 года. Работаю, не получая зарплаты с сентября. Но мы учителя, мы надёжные люди, мы не бросим детей, мы ведь сеятели разумного, доброго, вечного.
Приближается Новый год, надо бы что-то купить к празднику… И тут дали аванс, не помню, за какой месяц. Записано в моей хозяйственной книге доходов и расходов (она и поныне жива): 262 тысячи и 39.060 – за методическую литературу. А у меня сапоги, как нарочно, развалились. Пришлось покупать. Расход – 240 тысяч. И квартплату 96 тысяч надо нести в контору.
Вся надежда на мужа, журналиста районки: в редакции газеты деньги платили, хоть и не ахти большие. Иногда за хорошие оды и премии бывают. Моим мечтам суждено было сбыться.
Накануне Нового года, в последний день декабря, муж пришёл с работы весёлый, с каким-то свёртком. Переступил порог с улыбкой: «Вот, Лилюшка, премию получил! Награда за доблестный труд!» Из газетных листов-обёрток извлекает маленький белый бюст. Я моментально узнаю – Энгельс! «Да. Был ещё Маркс, но я взял Энгельса. Когда Маркс корпел над «Капиталом», его семью Энгельс кормил, содержал материально», — объясняет свой выбор супруг.
Через несколько месяцев, в 1997 году, учителям стали платить долги 1996 года. А эксклюзив «Энгельс» «помогал» нам жить, надолго устроившись на полке в кладовке.
Л. Кочеткова.

От редакции:
Уважаемые наши читатели, а у вас есть интересные истории из жизни, которыми вы хотите поделиться? Присылайте нам в редакцию – обычным письмом (г. Шумерля, ул. Косточкина, 5, кабинет № 1) или по электронной почте (vpered7@mail.ru) с пометкой «Истории из жизни». Вместе будем вспоминать прошлое! И если ваша история будет перекликаться с материалами в архивах газеты, то будет вдвойне интереснее прочитать об этом.


Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *