Взрыв из прошлого

80 лет назад на Чебоксары были сброшены немецкие агитационные листовки и бомбы

4 ноября в России отмечается День народного единства. Праздник был учрежден в 2005 году в память о событиях 1612 года, когда народное ополчение под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского освободило Москву от польских интервентов. Название празднику было дано в связи с тем, что воины народного ополчения продемонстрировали образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе.
Для жителей Чебоксар эта же праздничная дата имеет и свою трагическую историю, которая случилась не в 1612-ом, а в 1941 году.

В годы войны чувашский народ вместе со всеми народами СССР встал на защиту Родины и внес свой посильный вклад в победу. На территории самой Чувашии фронтовые сражения не велись, но здесь шла битва в тылу. Колхозники и рабочие вносили вклад в обеспечение армии продовольствием, обмундированием, отдавали деньги на строительство военной техники. Благодаря силе воли и мужеству гражданского населения в самые сжатые сроки и с минимальными потерями была осуществлена перестройка промышленности на военный лад, были возведены Сурский и Казанский оборонительные рубежи.


За июль—ноябрь 1941 года в Чувашию была вывезена материальная часть 28 предприятий союзного значения. Часть оборудования была установлена на родственных производствах и возникло 11 новых предприятий: Чебоксарский электроаппаратный завод, 5 текстильных, 2 табачные, чулочная, лентоткацкая и обувная фабрики. Значительно расширилась производственная база Канашского вагоноремонтного завода и других предприятий. Не меньший вклад внесли в дело победы над врагом медицинские работники. За август—ноябрь 1941 года в Чувашии было развернуто 14 эвакогоспиталей.


Но предположить, что Чебоксары вызовут у противника военный интерес, что война придет на территорию Чувашии, никто не мог. Город на правом берегу Волги находился в глубоком тылу, от линии фронта его отделяли примерно 650 км. А беда и не пришла — прилетела. Вечером 4 ноября 1941 года на Чебоксары был совершен воздушный налет. Немецкий бомбардировщик (предположительно Ju88 или Hе-111H) сбросил на город и его окрестности сначала предупреждающие листовки, а затем 22 бомбы весом около 100 кг каждая. В результате бомбардировки было разрушено несколько зданий, в том числе и здание народного суда. От взрывов пострадали расположенный неподалеку дом № 45 на ул. Плеханова, дом № 6 на ул. Ворошилова, дома № 33 и № 35 на ул. Ленина, были частично разрушены дома № 25 и 38 на ул. Ленина. Две бомбы упали на ул. Заводской, одна взорвалась в огороде дома № 18, другая – на мостовой. Еще одна упала в речку Чебоксарку. В результате налета погибли два человека, в т.ч. трехлетняя девочка Галина Керзина, еще 18 чебоксарцев получили ранения. Кроме того, на шоссейной дороге Ишлеи-Чебоксары были обнаружены немецкие листовки с призывом переходить на сторону вермахта.


Непосредственно после бомбардировки разговоры о ней не приветствовались, газеты и радио информацию не передавали – нужно было избежать паники среди населения. Чтобы получить более детальную картину произошедшего, можно обратиться к воспоминаниям очевидцев тех событий.
Василий Ефимович Сорокин, директор Ишакского детского дома, главный редактор Чебоксарской студии телевидения, член Союза журналистов СССР, ветеран Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., работавший в то время учителем и завучем Ишлейской средней школы, делился своими воспоминаниями о том дне: «4 ноября 1941 года фашистский стервятник под покровом ночи прилетел и в наши края и сбросил над Чебоксарами два десятка бомб. Были жертвы и разрушения. Фашисты разбросали и листовки. Эти листовки долетели и до Ишлей. На другой день мы собрали со школьниками две кипы листовок и сдали их в райком партии. В них говорилось, что победоносная германская армия успешно наступает, что скоро будет взята Москва, что Ворошилов и Буденный исчезли бесследно. Конечно, это была чушь. На оборотной стороне был напечатан пропуск для перехода на сторону фашистов».


В результате налета могла погибнуть и Валентина Семеновна Чаплина — прозаик, поэтесса, член Союза писателей СССР и Чувашской АССР. Воспоминания о том дне оставили в ее душе неизгладимый след: «Случилось это событие в начале ноября. Числа точно не помню. Примерно часов в 6 вечера или начале 7-го. Я училась тогда на вечерних курсах стенографии и машинописи. Иду на занятия, уже темно, в окнах домов свет, на улицах горят фонари. Иду и слышу: летит немецкий самолет. Один. Высоко. (За время эвакуации, которая длилась 25 суток, от Брянска, где я жила до войны, до Чебоксар, мы под постоянными бомбежками научились безошибочно отличать наши самолеты от немецких). Вернулась домой, говорю маме, что немец летит. Она не верит. Это же глубокий тыл, даже светомаскировки нет. Вышли во двор. Да, и правда, немец. (У наших самолетов звук мотора ровный, спокойный, а у немецких – какой-то рыдающий). Подумали: может, наши летят на трофейном самолете? Ушли в дом читать письма папы с фронта. Стою недалеко от окна, читаю вслух письмо. И вдруг – такой страшно знакомый свистящий звук падающей бомбы. Схватила мамину руку, бегом во двор. Сработал инстинкт, что во время бомбежки нельзя быть под крышей: накроет. Взрывы один за другим. И звук улетающего самолета. Улетал он куда-то по направлению улицы Ленина. Потом ее переименовали в Московскую, а теперь Нижегородская. Вверх по горе. Жили мы тогда на Заводской улице, дом 18. Через дорогу и один дом находился нарсуд, дальше река Чебоксарка, мостик на ул. Плеханова… Самолет улетел. На улице раздались голоса, крики, плач. Я открыла калитку и … замерла в удивлении. Передо мной — гора круглых деревянных чурбаков. (Помните, мостовая в этом месте города была выстлана чурбаками?) Гора высокая. Лезу по чурбакам вверх. И в вечерней темноте вижу перед собой глубокую воронку. Ничего не могу понять. За время эвакуации мы насмотрелись всяких воронок. И что означает такая, я знаю хорошо. Даже мелькнула мысль: а может, бомба не взорвалась? Но эта мысль быстро отстала: воронка-то налицо, значит взорвалась. Но почему мы живы? Почему наш дом цел? Воронка буквально метрах в трех от моего окна. Ни я, ни мама ничего не можем понять, что произошло. Быстро откуда-то появились военные и людей, высыпавших на улицу, загнали по дворам. Стоим мы с мамой во дворе и слушаем, что говорят военные около нашего дома. Вот и разъяснилось, почему мы живы. В «мертвой точке» оказались. А взрывная волна, прошедшая выше дома, только снесла у нас часть трубы и выбила заслонку из русской печки… В городе сразу выключили свет. И вообще после бомбежки в Чебоксарах объявили светомаскировку… Всего самолет сбросил 5 бомб вокруг нас. Кроме бомбы у моего окна немец еще угодил в нарсуд, в речку Чебоксарку, в наш огород и в огород соседа».


После воздушного налета с 5 ноября 1941 года постановлением СНК Чувашской АССР и бюро Чувашского обкома ВКП(б) № 105/425-03 в Чувашии был введен полный режим светомаскировки (полное затемнение жилых и производственных зданий, выключение наружного освещения, введение в действие маскировочного режима транспорта и др.) в Чебоксарах, Канаше, Цивильске, Алатыре, Шумерле, Козловке, в селении Тюрлема и в окружающих эти города селениях радиусом 15 км и радиусом 50 км от волжского моста во всех селениях Козловского района. Железнодорожный мост через Волгу в районе Свияжска имел огромное стратегическое значение и представлял особый интерес для немецких разведывательных самолетов. Руководители предприятий, учреждений, уличные комитеты и домоуправления в обязательном порядке должны были организовать и привести в боевую готовность группы самозащиты, а также в короткие сроки подготовить крытые щели. Строжайший контроль за соблюдением правил светомаскировки осуществлял наркомат внутренних дел Чувашской АССР.


8 ноября 1941 года Чебоксарский горисполком вынес распоряжение «О всеобщем и обязательном рытье населением защитных щелей». Срок исполнения – семь дней. И уже к 15 ноября город подготовился к налетам основательно, но их больше не было.
Правила светомаскировки реализовывались и в школах. Директорам чебоксарских учебных заведений предписывалось систематически проводить занятия с группами самозащиты, добиться слаженности, четкости в работе в условиях воздушной тревоги, обеспечить полную светомаскировку зданий школ и принять меры к оснащению школ противопожарным инвентарем. Не позднее 15 ноября должны были быть разработаны планы обороны школ, в которых предусматривались план размещения и вывода детей, расстановки по постам групп самозащиты преподавателей, размещение противопожарного инвентаря. Оборудование защитных щелей должно было быть полностью завершено к 25 ноября.


Реализация режима светомаскировки шла активно. Трудности вызывал лишь вопрос сооружения защитных щелей. Согласно военным правилам, опубликованным в газете «Красная Чувашия» № 285 (6480) от 2 декабря 1941 года, «для укрытия во время бомбардировок используются подвальные помещения: если подвалов нет, отрывают обычные щели (в 50-60 метрах от обороняемых зданий)…» Необходимо отметить, что в это время все трудоспособное население было мобилизовано на работу по строительству оборонительных сооружений и на оборонительные предприятия, кроме того, в ноябре резко ударили морозы, зима была лютой и грунт промерзал очень глубоко. И тем не менее к 22 ноября 1941 года в городе было вырыто 150 щелей (размеры их в документах не указаны).


Режим полной светомаскировки продолжался до 1943 года. Контроль над его выполнением и практическое руководство осуществлял штаб противовоздушной обороны республики во главе с председателем совнаркома. В результате принятых мер город Чебоксары и Чувашия были готовы к возможным воздушным налетам, в т.ч. были организованы ПВО Чебоксар и посты 101-го батальона воздушного наблюдения, оповещения и связи.
Стоит напомнить, что 20 мая 2021 года Указом Президента России Владимира Путина Чебоксарам было присвоено почетное звание Российской Федерации «Город трудовой доблести».

И. Капитонова, гл. архивист отдела ГАСИ Чувашии.

Подпись к фото: Первой жертвой единственного воздушного налета на Чебоксары стала маленькая девочка Галина Керзина, бежавшая сюда от войны из Москвы. В память о ней и о тех нелегких для нашей страны боевых годах в Чебоксарах на набережной залива поисковым отрядом «Веда» 11 августа 2017 года был установлен памятник. Монумент представляет собой гранитный валун с мемориальной плитой, на которой изображена Галина Керзина незадолго до гибели, с поясняющими надписями на русском и чувашском языках.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *