Кулибиным мог стать каждый

— А это самый дорогой для меня подарок. Подарили мои ребята на выпускном вечере. Здесь вся наша «жизнь» – с шестого по десятый класс, — Клавдия Петровна Красненкова перелистывала страницы фотоальбома и с теплотой вспоминала своих учеников: как весело они вместе собирали металлолом и макулатуру, совершали экскурсии в различные города, жили и работали в Алгашинском трудовом лагере… 
Ребят этого, 1981 года, выпуска в классе Клавдии Петровны было 44 человека. В классном журнале, вспоминает учитель, тогда не хватало клеток для фамилий учеников, приходилось линовать от руки. Удивительно, но Клавдия Петровна помнит по именам всех ребят того выпуска! О каждом она может говорить бесконечно долго. Впрочем, так же, как и об учениках еще трех своих выпусков, у которых была классным руководителем.

Клавдия Петровна жила радостями и проблемами своих учеников, радовалась их успехам и подставляла свое плечо, если кто-то нуждался в ее помощи. Каждый классный час плавно перетекал в разговор по душам между учителем и учениками. А в выпускном классе откровения школяров становились своего рода итоговым экзаменом для педагога. Ребятам предлагалось ответить на два вопроса: что бы они хотели изменить в преподавании физики и астрономии в школе; что бы они посоветовали своему учителю?
Ответы писались на отдельных тетрадных листках. Там не было ни лести, ни лицемерия. Чувствовалась искренность, легкая грусть и уважение к своему учителю. А все потому, что общаться иначе со своей «классной мамой» школяры просто не привыкли! «Хотим, чтобы построили новую школу, большую и просторную, где будут не только учебные кабинеты, но и столовая, теплые санузлы», — подобное пожелание-напутствие писалось ребятами из года в год, а однажды Клавдия Петровна прочитала ответ, несколько отличающийся от других: «Когда у меня будут дети, я отдам их только в Ваш класс!»… Конечно же, он не мог не тронуть душу педагога – признательность детей дорогого стоит!
— Если бы можно было повернуть жизнь вспять, не стала бы ничего в ней менять, — призналась Клавдия Петровна, плавно переводя разговор от любви к детям к главному увлечению своей жизни – физике и астрономии.

image
В Шумерлю она приехала в 1972 году, имея на руках диплом об окончании физико-технического факультета Горьковского педагогического института с правом преподавания на французском языке. Первые годы молодая учительница разрывалась на две школы – четыре дня в неделю преподавала физику в третьей школе, два – в шестой школе, что находилась за линией. В 1975 году шестую школу закрыли, и местом основной деятельности Клавдии Петровны стала третья школа. Кстати, 15 из 39 лет ее педагогической деятельности прошли в должности завуча по учебно-воспитательной работе школы № 3.
— По сей день испытываю благодарность к заведующей отделом образования Вере Михайловне Шурыгиной, к директору школы Полине Сергеевне Коростелевой, которые меня приняли на работу. Вообще, я считаю, что мне очень повезло со школой и куратором – Анастасией Афанасьевной Хроминой. Во всем старалась соответствовать своему сильному наставнику, перенимая ее теорию преподавания, – рассказывает Клавдия Петровна.
Практически с первых дней работы в третьей школе молодая учительница включилась в кружковую работу, начало которой было положено ее старшей коллегой. Вечерами Анастасия Афанасьевна и Клавдия Петровна собирались с ребятами в кабинете, где увлеченно занимались изготовлением приборов и механических игрушек, которые затем служили наглядными пособиями на уроках. Родители детей, увлеченных техническим творчеством, поддерживали их и оказывали всестороннюю помощь. Вспоминая имена своих школьных кулибиных, Клавдия Петровна назвала Олега Мокрополова, Александра Хромина и Алексея Лермонтова, при этом особо подчеркнула, что ярких учеников, знания которых нашли практическое применение уже в школе, было немало.
Рассказывая о школе, ветеран педагогического труда, отличник народного просвещения, безусловно, не могла промолчать о своих коллегах. Перечисляя на память длинный список учителей «третьей», Клавдия Петровна заметно волновалась, искренне переживала, как бы кого ей не забыть, как бы кого не обидеть невниманием… И в конце концов подвела списочный состав талантливых коллег к общему знаменателю: «Да у нас все учителя сильные! Были, есть и, я уверена, что будут – молодые педагоги не подведут нас, ветеранов». А еще она призналась, как нелегко было прощаться с родной школой и любимыми учениками: «Преподавать физику в кабинете, оснащенном всем необходимым оборудованием, было для меня счастьем. Когда-то об этом мы могли только мечтать…».
М. ПОРФИРЬЕВА.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *