Бобровая колония

На речке Эскедень в живописном лесном массиве уже несколько лет обосновалась бобровая колония. В наших краях бобры появились впервые, даже старожилы не помнят такого факта. Пояндайкинское водохранилище приманило их своими богатыми кустарниками, зеленой растительностью и рыбными местами.

Из всех зверей бобр — самый «медицинский». Он давал раньше человеку не только драгоценные шкуры и пух для касторовых шляп. Бобровая струя (кастореум) считалась панацеей, лекарством от всех болезней, а мешочек бобровой струи ценился в три раза дороже его шкуры. Из сальников бобровых желез приготовляли целебные мази. Недаром бобра еще в конце XIX века называли «живой аптекой». Это и погубило зверя — были истреблены почти все бобры на территории России. Только в 30-х годах XX века численность бобрового племени  с помощью советских ученых удалось восстановить. Прижились черные и бурые бобры — воронежские, североуральские, тувинские, белорусские, а также рыжие — канадские. На Суре появились бобры в 50-60-х годах прошлого столетия, привезенные из Белоруссии.

Мне вместе с краеведами Анатолием Пояндаевым и Владимиром Маласкиным не раз приходилось быть свидетелем  речной жизни бобров. В заповедном месте реки мы увидели крупного бурого самца. Он, привстав на задних перепончатых лапах, передними, похожими на детские ручонки, теребил кору осины. Широкий, похожий на весло хвост бобр поджал под себя.

Был этот зверь неуклюжим, мешковатым, с круглой маленькой головой почти без шеи и с крохотными глазами. Огромные красноватые резцы (по два сверху и снизу) словно не давали ему закрыть рот. Этими резцами, как стамесками, бобр соскребал кору. Но недолго он позволил нам собой любоваться: вздрогнул, подался назад, зашипел, шумно вдыхая и выдыхая воздух, неуклюжим галопом, боком-боком заспешил к своей хатке.

Бобры — отличные строители. К зиме они готовят много корма. Для этого валят и крупные деревья, из веток строят плотины. Инстинкт строителя не оставляет зверей — они ремонтируют хатки (свои норы), заваливают их ветвями и закидывают илом. Норы устилают стружками, отдирая для подстилки волокна от стволов деревьев. К примеру, у канадских бобров стружки длинные и с букетом на конце, у других — коротенькие.

Главная забота бобра — затупить зубы: за ночь они вырастают на 0,8 мм, в год — до 3-х метров. И если бобр не будет точить дерево, то погибнет.

Бобр не может долго обходиться без воды, он должен и поплавать, и веточки пополоскать. Под водой он находится обычно до 15 минут, в случае опасности — в течение 5 минут. Под водой бобр проплывает с «крейсерской» скоростью до 800 метров, там он находится под надежной зашитой.

Прежде всего, бобр — зверь аккуратный и семейный, живет всегда с одной самкой, никогда ее не меняет.

Живут бобры долго. Хорошо размножаются в неволе, трехлетние звери уже приносят потомство — до пяти малышей. Рождаются зверята зрячими, зубастыми и сразу начинают плавать, только ныряют плохо — слишком легки. В родильный дом вместе с самкой-матерью помещается и самец-отец, чтобы он привык к бобрятам, иначе может их не признать и даже загрызть. Да и бобрята с родителями чувствуют себя смелее, развиваются лучше.

Вот так и живут бобры в заповедной зоне Пояндайкинского водохранилища.

В. УЛИСОВ, краевед.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *