На ниме! На ниме! Эй, односельчане, на ниме!

Так созывал глава семейства или специально выбранный глашатай родственников и односельчан на помощь при выполнении трудоёмкой работы, с которой семье невозможно было справиться своими силами. В основном, это было строительство дома или других сооружений, заготовка леса для этого. На помощь могли позвать и при уборке перестоявшего урожая. За работу плату не брали, это была коллективная помощь.

Как отмечают краеведы-исследователи, чувашская традиция коллективной помощи ниме имеет очень глубокие исторические корни и восходит к пратюркской эпохе. Чуваши пронесли свой обычай, спасающий их в трудные периоды жизни, сквозь тысячелетия. Глава семьи либо специально приглашенный уважаемый человек – глава ниме — рано утром повязывал себе через плечо вышитое полотенце и верхом на лошади объезжал всю деревню. В руках у него был флаг — ниме ялавĕ. Глава ниме останавливался около каждых ворот и пел, приглашая на работу. Все, слышавшие приглашение, откладывали свои насущные дела и шли на помощь со своими орудиями труда. Односельчане понимали, что без веской на то причины ниме не созывают, и всегда старались откликаться на приглашение. Необоснованный отказ от участия в ниме общественным мнением осуждался.
Хозяева к ниме тщательно готовились. Делали пиво, резали барана. Днем кормили всех обедом, а после завершения работ устраивали праздничное застолье, на которое приглашали всех участников ниме. Здесь звучали торжественные песни, исполнялись старинные танцы.
Как отмечают краеведы, в XVIII веке на ниме приглашали только своих родственников. Оно и понятно, дети при женитьбе выходили из родительского дома и селились рядом. Таким образом, разрастались целые родовые деревни. На протяжении всего ниме люди придерживались определенных обычаев – начиная от задумки провести ниме, вплоть до того, пока не попрощаются с последним гостем. В дальнейшем хозяева откликались на призыв о помощи каждого участника ниме. Вместе с изменениями в жизни общества видоизменялся и обряд ниме. Вскоре ниме стал не только родовым, но и общепоселенческим обрядом. По принципу ниме в поселениях стали строить многие объекты, касающиеся всех жителей.
Сведения об обряде ниме краеведы находят и в архивных документах. Исследователь родного края Анатолий Пояндаев на этот счет рассказал нам следующее: «О проведении ниме в архивах не так много документов. Я встречал материал о строительстве моста по принципу ниме. Там указывалось, как не все жители откликнулись на ниме. Некоторые не вышли на работу, обосновав это тем, что они по этому мосту не ходят. Такие моменты вызывали разногласия среди жителей».
Анатолий Никанорович и сам был участником не одного ниме. Вот как вспоминает он первое свое ниме: «Чуваши на строительство дома приглашали артель плотников – опытных мастеров, а остальные собравшиеся выполняли их указания, помогали, делали как бы черновую работу. Помню, мне, мальчишке, плотники поручили сделать клин, чтобы им вбивать мох между бревнами. Старшие, глядя на мою работу, вынесли решение, что от меня может быть толк».
В народе были и те, кто вносил ложку дёгтя в такой благородный обряд взаимовыручки. Её вносили недобросовестные люди, которые работали спустя рукава, ради галочки. Тем не менее, обряд ниме был и остается одной из лучших традиций чувашского народа, дошедших до наших дней. Конечно же, он значительно видоизменился.
Сегодня традиционная форма взаимопомощи – трудовая — дополняется, заменяется ещё и денежной. Кто не может в силу разных причин сам участвовать в коллективной работе, выказывает свою причастность к общему делу денежным вкладом. По такому принципу активно реализуется в республике программа благоустройства территорий путем инициативного бюджетирования. Она показала, что идея ниме людьми не утрачена. Вкладывая свои средства и силы, они чувствуют причастность к происходящим вокруг изменениям. «Доброму человеку помощь не в убыток» — помнят в народе пословицу.

М. Ветликова.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *