«Трудно было не только мне…»

В год трудового подвига строителей Сурского и Казанского оборонительных рубежей историки, краеведы, неравнодушные жители Чувашии занялись изучением и увековечением сведений о строительстве этих стратегически значимых в годы Великой Отечественной войны оборонительных рубежей. Немало важной информации встречается в архивных документах 1941—1942 годов, которые, несомненно, легли в основу повествования о событиях тех судьбоносных для страны лет. Однако не менее ценными являются воспоминания самих тружеников тыла. Они дополняют зачастую сухие архивные материалы, и личные переживания очевидцев позволяют нам составить более правдивую картину былых событий, более глубоко переживать и осмысливать трудности и невзгоды тех военных лет.


Вниманию читателей газеты «Вперёд» предлагаю подборку из воспоминаний тружеников тыла — строителей оборонительных рубежей на реке Суре зимой 1941—1942 гг., которые были записаны в 1980-х годах учениками Юманайской средней школы.

Михайлова Елизавета Павловна (1922 г.р., с. Юманай): «После мобилизации отца на фронт вместе с односельчанами два месяца рыли окопы на реке Сура. А в зимнее время добывали торф. За всю работу выдали 2 пуда зерна».


Долгова Татьяна Павловна (1904 г.р., с. Юманай): «… мне пришлось на Суре рыть окопы один месяц. Условия работы были жуткие. Ночевали в землянке. Только с приходом холодов перебрались в маленькую избу. Хлеба не хватало. Зимой ходили в лаптях… …В зимнее время дома для солдат Красной Армии сушили картофель».


Тимофеева Мария Александровна, Семёнова Антонина Семёновна (1924 г.р., с. Юманай): «Спали на мёрзлой земле. Затем перевели жить в деревню. При рытье окопов соревновались: кто быстрее всех 100 лопат земли перекидает через 3-метровый бруствер окопа». «Мне было всего 16 лет. Но я работала наравне со взрослыми. Жили в одном доме 17 женщин».


Григорьева Елена Яковлевна (1922 г.р., с. Юманай): «Три месяца рыла окопы на реке Сура. Долбили мерзлую землю. Холода стояли крепкие. Однажды при переходе через реку возле д. Вишенер (Красночетайский район) обморозила ноги. Еле-еле выдержала. Превозмогая боли работала. Трудно было не только мне, но и всем…»
Егорова Евгения Павловна (1925 г.р.): «… В 17 лет пошла со взрослыми рыть окопы. Мне пришлось работать на строительстве оборонительных рубежей 2 месяца!.. Помню: окопы рыли на глубину 3-4 метра, шириной 6 м. Земля все время обваливалась. Только после узнали, что наши ямы были ловушками для танков врага».
Павлова Екатерина Павловна, Гаврилова Екатерина, Ласкина Елизавета Ефимовна из с. Юманай также принимали участие на возведении оборонительных сооружений.


Афанасьева Наталья Антоновна (д. Кадеркино): «… Из Кадеркинского колхоза в зиму 1941 года было направлено несколько групп (в группе по 12-15 женщин) на строительство оборонительных сооружений по р. Сура. Зимой долбили мерзлую землю ломами, топорами. Очень тяжело было. Ночевали в первые дни на кучах соломы. Потом стали жить в землянках. Питание было плохое: мерзлая картошка, хлеб-сухарь. Иногда впроголодь работали. Но никто не хныкал. Лапти и валенки не всегда успевали сушить. Многие заболевали от изнурительного труда. В январе 1942 года, после 3-х месяцев работы на Суре, я заболела. И только тогда вернулась в деревню».
Такая же судьба была и у Петровой Анны Петровны (1918 г.р.).
Семенова Елена Николаевна (1909 г.р., д. Эшменейкино) вместе с сельчанами работала на рытье окопов. Сама заболела. Оказывается, беда одна не ходит. Вскоре она получила с фронта похоронку, муж погиб в первые же дни войны. И только тогда её отпустили домой. Но Елена не сломалась. Пережила все тяготы. Одна растила детей. Жили ради них. После войны она побывала в тех местах, где рыла окопы. «Сейчас там зелёные-зелёные луга», — говорила ветеран.
Николаева Мария Ефимовна (1918 г.р.) с утра до вечера, в стужу, в 40-градусные морозы в течение нескольких месяцев трудилась на сооружении оборонительного рубежа.


Из колхоза «Углан» (д. Пюкрей) на оборонительный рубеж р. Суры была отправлена бригада. Для каждой бригады был отведен участок земли, на котором через неделю-другую должен быть вырыт противотанковый ров высотой 3-4 метра. И в этой бригаде наравне со всеми трудились Чураева Анастасия Мироновна (1918 г.р.), Сергеева Дария Сергеевна (1926 г.р.), Егорова Феодосия Мироновна (1910 г.р.).
Преодолевая трудности и лишения, работали с энтузиазмом комсомольцы и молодёжь, женщины и мужчины. Каждый знал, что враг находится у ворот Москвы, грозится захватить её.


Толстова Анна Петровна (1926 г.р.) вспоминает: «К началу Великой Отечественной войны я успела окончить Кадеркинскую неполную (7-летнюю) среднюю школу. Дальше, как и многим моим подругам, учиться не пришлось. Была забота поважнее: выжить. А как урожай убрали, ударили первые морозы. Меня со многими другими женщинами-колхозницами отправили на работу за Суру, рыть окопы. Мне тогда не было 15 лет.Работали мы близ села Майдан. В первое время, пока ещё погода стояла не сильно холодная, ночевали в стогах соломы. Потом уже подготовили землянки. В них прожили более трёх месяцев. Домой вернулись лишь в январе, грязные, завшивевшие. Помню, когда мама меня увидела, не стерпела, заплакала. Не успели отдохнуть, набраться сил, колхоз снова отправил нас на лесозаготовки…»


Из рассказов-воспоминаний колхозниц Юманайского сельсовета и архивной стенограммы протокола № 14 общего собрания жителей д. Вторые Ялдры секретаря Арсентия Абрамова, можно узнать о местах их работ по возведению оборонительных сооружений. Это правобережье р. Суры в районе группы озёр Карманка и деревни Вишенеры Красночетайского участка военно-полевого строительства № 2 (ВПС-2).


Кадеркинские мобилизованные колхозницы трудились у пристани «Чага», что напротив села Можаров майдан Пильнинского района Горьковского края.


Хочется дополнить воспоминания строителей оборонительного рубежа архивным материалом. Сохранившийся в Шумерлинском райархиве документ от 25 декабря 1941 г., в котором описывается доклад председателя колхоза им. Чапаева Иваничева Л.К. о положении дел в колхозе, раскрывает ещё один небольшой эпизод из истории данного строительства. Председатель выступал «по вопросам: о выделении новогодних подарков для бойцов РККА; о сдаче государству в Фонд обороны мяса, овса». По третьему вопросу приведу дословно: «с конями (члены колхоза) обращаются халатно, невежливо, неаккуратно. М(анзук)ов Е. и И(змайл)ов К. когда (ехали) из Четай, то дорогою не корм(или), бьют беспощадно.


Далее о выезде (на оборонительные) сооружения. Сегодня звонили по телефону, многие рабочие приехали домой, завтра (же) поголовно (вы)ехать на работу на сооружение. Кто не (выедет) на работу, то будем принимать (строгие) меры». (В скобках приведены дополнения к сокращенным словам).


Простые чувашские и русские деревенские жители в условиях суровой зимы совместными усилиями, соревнуясь друг с другом, создавали в лесных кварталах Красночетайского лесничества укрепрайон с опорными пунктами обороны: «ДЗОТ-ами, противотанковыми рвами, ямами-ловушками», с оборонительными позициями для бойцов Красной Армии.


Данное направление для наступающих считалось одним из удобных мест для форсирования реки Суры и выхода танковых частей вермахта на оперативное пространство через райцентр Красные Четаи на густонаселенные районы Чувашской АССР. Хорошо, что история распорядилась иначе, и на наши земли не ступил враг.
Командование, выстраивая грамотную стратегию обороны, видело необходимость поддерживать Сурский оборонительный рубеж в боевой готовности вплоть до 1944 года. При любом развитии событий на любой территории страна готова была дать отпор врагу.

Подготовил А. Пояндаев, краевед. Источники информации:
историко-краеведческий музей Юманайской средней школы,
шумерлинские муниципальные архивы, архив краеведа В. Улисова.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *