Иван да Марья

Моим прабабушке Марии Гурьевне и прадедушке
Гавриилу Ивановичу Ивановым посвящается…

Иван и Марья… Они полюбили друг друга и зажили одной семьей, как одним цветком. В народе говорили, что цветок иван-да-марья символизирует верность, соединяет человека с Богом. И им казалось, что они всегда будут вместе и ничто не разлучит их.

А ожидали вас, мои дорогие прабабушка и прадедушка, жестокие испытания, бедствие и страдания. Что же помогло вам и всему русскому народу пережить тяготы и ужасы самой страшной, Великой Отечественной, войны?
Я, затаив дыхание, слушала воспоминания, вглядывалась в старые фотографии, читала письма — чувствовала, понимала и видела…
1941 год… Он, высокий и сильный, бережно прижимал к груди двухмесячную дочку и молча смотрел на Марью, будто старался запомнить каждую черточку любимого лица.
Она стояла с ржаным караваем хлеба и смотрела на него, как будто спрашивала, как расстаться, не разлучаясь, как и врозь оставаться вместе.
Иван, наконец, обвел всех взглядом, будто давая обещание вернуться во что бы то ни стало. Марья, наконец, протянула мужу ломоть хлеба, а оставшийся кусок при всех положила за икону, будто просила вернуться в родной дом, к этому хлебу.
Думаю, именно в этот момент зародились жажда жизни и вера в Победу, так необходимые для преодоления слабости и страха, нужды и голода, смерти.
Марья, Марья! Где твой Иван?
Кровопролитные бои, атаки, отступления, поражения, смерть… Вот что-то ухнуло, все разворотило. Был человек — и нет его, будто и не было. Много друзей Ивана так пропало. Но Иван обещал — он должен вернуться. И он знал, как выстоять: не прятаться за чужие спины, быть решительным, а главное, работать, не жалея сил. Его работа — командовать взводом саперов. Вот разведчики донесли, что по мосту фашисты решили перевезти танки и машины. Он, командир, послал к мосту самых отважных, чтобы они заложили мину. Когда показались немцы, Иван дал сигнал: танки и грузовики взлетели вверх. Работа выполнена на отлично, работа, приближавшая победу и его возвращение домой.
Иван, Иван! Где твоя Марья?
Перепаханное поле. Женщины и дети ищут мерзлую картошку, собирают полусгнившие колоски, а поздно вечером толкут их вместе и пекут драники. Кому не удалось нажиться картошкой, довольствуются горькими лепешками из лебеды и желудей. Многие тогда так спасались. Марья чувствовала, как нелегко Ивану на фронте, мысленно разговаривала с ним, просила вернуться. Сама старалась забыть свою боль и помочь другим. Марья ела, чтобы по капелькам грудного молока отдавать себя маленькой дочке, чтобы работать для Победы. Ее работа — пахать и сеять, косить и лес рубить. Марья ездила верхом, справлялась с плугом, ремонтировала инвентарь, а по вечерам почти в темноте вязала носки для фронта, вкладывала записочки. А вдруг ее Ивану достанутся? Это была работа, приближающая Победу и встречу с любимым.
И чудовищная война подарила им радость. Иван гнал фашистов, освобождая города и села. Однажды получил приказ обеспечить переправу через реку: мост разрушен, а подходы к нему заминированы фашистами. И вот бойцы разминировали подходы к мосту, устроили коридор для продвижения военной техники. Рвались мины, снаряды, свистели пули, а саперы рубили деревья для восстановления моста. Переправа обеспечена, приказ выполнен. Бойцы награждены медалями, а Иван, их командир, — орденом Красной Звезды и отпуском домой.
И вот он, такой сильный, родной, прижал Марью к своей груди, на которой висел орден. Иван да Марья опять вместе, одним цветком.
Но недолгим было это счастье. Опять фронт, кровь, боль, грязь, холод.
Иван! Как ты? Помнишь ли свою Марью?
Иван нашел в кармане крошку хлеба, положил под язык и выпил целый котелочек кипятка. И казалось солдату, что он пьет чай, заваренный не крошкой хлеба, а медом. Так сладки были воспоминания о Марье, которая благословила его хлебом.
Марья! Как ты? Помнишь ли своего Ивана?
А Марья опять вся в работе: опять печка дров просит, скотина травы, в колхозе не хватает рук, а дома хлеба. На хлеб за иконой она даже не смела глядеть, берегла как святыню. Лишь представляла, как вернется её Иван. Так сладки были её воспоминания о любимом.
Шла битва, лилась кровь. Иван воевал, был тяжело ранен, но никто не услышал его стона. Никто не услышал жалоб Марьи, не увидел незаживающих трещин на руках. Они не просили награды, а думали, как вознаградить других, чтобы заслужить чудо.
И чудо случилось. Иван разгромил фашистов, после Победы был отправлен на войну с милитаристской Японией, одержал победу над самураями, выжил, пусть с осколком в груди, но вернулся. Счастливые Иван да Марья пили чай с черным сухариком, который сберегла Марья, и вновь зажили одним цветком.
Мои прабабушка и прадедушка прожили долгую и счастливую жизнь, родили и воспитали восьмерых детей, добрых, достойных, настоящих. Все по-хорошему завидовали их счастью. Но они не считали свое счастье чудом. Прадедушка всегда говорил, что его спасла любовь к родному дому, молитва прабабушки. Прабабушка всегда учила своих детей, что путь к счастью — это вера. Вера в добро, в жизнь. Я думаю, дорогие прабабушка и прадедушка, что вас и весь наш народ спасла любовь — любовь друг к другу, к своей Родине, к жизни. Любить — это значит забыть себя ради других. Любить — это великое счастье.
К. Князькова, школа № 3 (руководитель — Е. Князькова).

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *