Шумерля была стартовой площадкой для дальнейшей службы

Родился и вырос я в многодетной крестьянской семье. Старший брат Валериан погиб в Великую Отечественную после освобождения Харькова. Отец, Иван Степанов, – участник трех войн: Первой мировой, гражданской и Великой Отечественной, находился на военной службе в общей сложности в течение 10 лет.

С детства, как и многие сверстники, я мечтал быть солдатом и даже офицером, особенно когда в летнюю пору приезжали в отпуска курсанты военных училищ. В мои детские и юношеские годы все демобилизованные воины возвращались в форменном обмундировании, и мне казалось, что они от души гордились службой по защите Отечества. А у солдат, вернувшихся с войны, много было чего вспомнить и рассказать. Нам, мальчишкам, хотелось присутствовать на их посиделках и слушать воспоминания фронтовиков.
И вот я стал солдатом, затем командиром отделения Прикарпатского военного округа. После демобилизации учился в Горьковской специальной школе милиции. После окончания учебы меня назначили оперуполномоченным уголовного розыска Шумерлинского горотдела милиции. По прибытии туда меня приняли начальник милиции Пантелеймон Леонидов, его заместитель Николай Шумилов, начальник уголовного розыска Иван Кузьмин. В первую очередь, поинтересовались, где я буду жить? В Шумерле я впервые, ни родни, ни знакомых. Они тут же по телефону связались со строительной организацией, в общежитии которой мне и предоставили койко-место. Такая забота руководства меня вдохновила.
В те годы в республике упраздняли небольшие сельские районы и укрупняли другие. Были упразднены прежние Аликовский, Красночетайский, Порецкий районы и большинство их селений было прикреплено к Шумерлинскому. Зачастую добираться до дальних сел и деревень было затруднительно, автомашин не хватало, пользовались гужевым транспортом – в райгоротделах тогда содержались лошади, сани, телеги.
Моим непосредственным руководителем и наставником был Иван Николаевич Кузьмин. Подчеркну, что он был настоящим учителем, особенно для меня, не имевшего достаточного практического опыта. Он сам зачастую участвовал в засадах, обысках, работал на местах происшествий. Подсказывал, как беседовать с людьми, особенно с подозреваемыми, как проводить оперативно-розыскные мероприятия. В последующие годы И.Н. Кузьмин умело руководил упомянутым горотделом милиции. И теперь он, будучи пенсионером, в свои 83 года активно участвует в жизни города и района, часто встречается с молодыми сотрудниками полиции, делится своим опытом. Не зря старожилы-шумерлинцы называют его не иначе как «дядя Ваня». Так что он не зря носит звание Почетного гражданина города Шумерли!
В те же годы в уголовном розыске Шумерли работал Вячеслав Тихонов, который впоследствии перешел в органы госбезопасности и дослужился до генерала. Почти такая же судьба у Михаила Киселева, воспитанника коллектива Шумерлинского горотдела милиции, ставшего затем министром внутренних дел республики. Положительный след в моей памяти оставили следователь Кузьмичев, участковый уполномоченный Яков Мартынов, обслуживавший Ходарский участок.
Особо запомнились мне вот какие моменты.
В те годы широко распространены были кражи скота. Долгое время на территории Шумерлинского и близлежащих районов Горьковской области орудовала преступная группа, занимавшаяся конокрадством. Лошади пропадали то из конюшен, то с пастбищ колхоза «Комбинат», леспромхоза. Наконец, мы установили покупателей краденых лошадей, задержали группу из 8 человек, в том числе пособников, которые впоследствии были осуждены.
Однажды из городского магазина поступило сообщение о пропаже кошелька с деньгами, принадлежавшего продавцу. В милицию доставили 4 лиц и грузовик, привозивший товары. По мнению потерпевшей, к краже кошелька был причастен один из доставленных. Всех их во дворе отдела милиции поставили в ряд, и кинолог Федор Шашков дал команду служебной собаке Мухтару «Ищи!». Проходя по ряду взад-вперед, пес обнюхивал стоявших и вдруг схватил подол одной из женщин и зарычал. А женщина стала отнекиваться, мол, она как раз ни при чем. Мухтару дали повторную команду, и он вновь подошел именно к той женщине. Тут уж она созналась в содеянном, показала место, где спрятала кошелек, — под сиденьем в кабине грузовика.
Затем меня перевели в Чебоксары. Начало службы в Шумерле, как мне кажется, стало хорошей стартовой площадкой, опытом, который позволил мне работать дальше в профессии. В Чебоксарах уровень преступности был достаточно высоким, особенно среди молодежи и несовершеннолетних. По инициативе милиции и горкома ВЛКСМ были созданы оперативные отряды из числа активных комсомольцев предприятий и учебных заведений для оказания помощи сотрудникам уголовного розыска. Мы с ними патрулировали улицы и общественные места, прикрепляли комсомольцев в качестве наставников к лицам, стоявшим на учете в милиции, что впоследствии привело к ощутимым положительным результатам. Многие активные комсомольцы-оперативники награждались Почетными грамотами горкома и обкома комсомола, а наиболее отличившиеся – ЦК ВЛКСМ. В их числе был и я. Из комсомольских отрядов некоторые после службы в армии поступили в органы внутренних дел, в частности, Евгений Соколов, Владимир Никифоров которые достаточно высоко поднимались по служебной лестнице.
Службу я закончил в следственном управлении МВД Чувашии, после чего 20 лет руководил ветеранской организацией этого подразделения. В течение 10 лет являюсь внештатным корреспондентом радио Чувашии, рассказываю о сотрудниках и ветеранах органов внутренних дел, участниках Великой Отечественной войны и тружениках тыла, о трудовых династиях.
В. Иванов, подполковник милиции в отставке, г. Чебоксары.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *