Ирина Губанова: «В детстве никогда не увлекалась детективами»

19 октября служба следователей-криминалистов отметила 65-летие со дня образования.
Именно в 1954 году в нашей стране была введена должность прокурора-криминалиста. 

Криминалистика сегодня обладает широкими возможностями для раскрытия преступлений, зачастую совершаемых в условиях неочевидности. Благодаря высокотехнологичным средствам обеспечивается обнаружение на месте происшествия и фиксация следов, не видимых невооруженным глазом. В следственной практике успешно применяются цианакрилатная камера, GPS-навигаторы, ультрафиолетовые осветители, металлоискатели, лазерные дальномеры и др.
Но всё же главную роль играют люди – профессионалы своего дела.

В Следственном управлении СКР по Чувашии, включая межрайонные отделы, работают всего 7 следователей-криминалистов и среди них только одна женщина. Это майор юстиции Ирина Губанова, работающая в Шумерлинском межрайотделе. С ней мы встретились накануне профессионального праздника.
Корр.: Ирина, судя по тому, что работаете здесь уже больше 10 лет, коллеги относятся к Вам лояльно? А ведь у Вас в голове постоянно мысли не только о работе, но и доме, о детях…

  • Я считаю, что в следствии нет женщин и мужчин, у нас есть сотрудники. И у нас нет «разделения труда»: тебе легче дело дадим, а другому — сложнее. Что же касается постоянной заботы о доме, детях, то для меня просто бесценна помощь родителей – моих и супруга. Они наш надежный тыл.
    Корр.: Велика ли нагрузка на следователя отдела и с чем это связано?
  • Нагрузка у нас в отделе такая же, как везде. Можно отметить, что в последние годы у Следственного комитета расширились полномочия. Например, все уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних, отнесены к нашей подследственности.
    Корр.: С чего вообще начинается работа следователя-криминалиста?
  • Первое, конечно, это поступление информации. Она может поступать из дежурной части отдела полиции или непосредственно от граждан. По каждому случаю принимается решение, проводить проверку или нет. В ходе проверки получаем объяснения, назначаем экспертизы, исследования. Если налицо признаки криминала, то незамедлительно возбуждается уголовное дело, в первые же сутки начинаем работать в тесном взаимодействии: создается следственная группа, опрашиваются причастные к делу лица, осматривается место происшествия, изымаются все предметы, на которых остались следы преступления, орудия преступления. По этим предметам назначаются экспертизы.
    Здесь главное – правильная последовательность проведения экспертиз. Если необходимо провести генетическое, биологическое и одорологическое исследования, то в первую очередь назначается одорологическая экспертиза (запаховых следов). Если очередность нарушить, то могут возникнуть сложности по делу.
    Корр.: Каким арсеналом средств в настоящее время вооружены криминалисты?
  • У нас имеется следственный чемодан. В нем – источники экспертного света, ультрафиолетовые осветители, упаковочные материалы. Последние играют важную роль, т.к. если неправильно упаковать изъятые с места преступления предметы, то можно утратить вещественные доказательства. А главное орудие труда следователя – ручка и бумага.
    Корр.: А насколько тяжело в эмоциональном плане работать?
  • С опытом у следователей вырабатывается своего рода навык устанавливать психологический барьер. Для нас тело человека – это прежде всего предмет тщательного осмотра, от качества которого в итоге зависит, понесет ли виновный наказание за совершенное преступление. Но никогда не привыкнуть и невозможно быть равнодушным, когда перед тобой труп ребенка или молодого человека. Был случай: выезжала в подведомственный район, где в одном из домовладений от удара током в погребе погибла женщина. Ребенок лет семи убежал на улицу ее искать, а в комнате оставил написанные корявым почерком записки: «Мама, я тебя люблю». Такие драматичные ситуации, когда дети теряют родителей по нелепой случайности, тоже тяжело воспринимать. Это надолго запоминается…
    Корр.: Для того чтобы заметить все детали и сложить фрагменты в одну картину, нужны логический ум и цепкий взгляд. У Вас такие качества с детства или это результат многих лет практики?
  • Интересно, что в детстве и юности я вообще не увлекалась книгами и фильмами детективного жанра. И думаю, что всё приходит с опытом. Самое главное, в ходе расследования не потерять что-то основное и важное для дальнейшей работы и изобличения преступника.
    Однажды расследовали дело о групповом изнасиловании женщины в Алатырском районе. В числе допрашиваемых оказался молодой парень. Он говорил, что не прикасался к потерпевшей, не участвовал в преступлении, а просто переставил в комнате мебель. В ходе осмотра мы переставили стол так, как он сказал, и получилось, что стол заблокировал вход в комнату, то есть никто не мог войти и оказать помощь потерпевшей. Таким образом, парень способствовал совершению преступления.
    Конечно, кроме собственного опыта, следователи изучают и судебную практику. И вообще, каждое новое дело даёт повод для совершенствования своих знаний и навыков.
    Корр.: Ирина, Вы же из педагогической семьи. Почему не пошли по стопам родителей?
  • Да, мои родители работали в Егоркинской школе. Но я никогда не думала о выборе профессии учителя, была неусидчивой, энергичной. Когда все девочки в классе изучали швейное дело, я с мальчиками изучала сельхозмашины, сдала экзамен и получила удостоверение тракториста-машиниста. Наверное, пошла по стопам дяди и старших брата и сестры, которые служат в органах внутренних дел. Плюс передалось от мамы обостренное чувство справедливости — она не терпела, когда даже отпетого хулигана бездоказательно обвиняли в проступке.
    После учебы в Чувашском госуниверситете работала полтора года секретарем в Калининском районном суде на гражданских делах, но мечтала стать следователем прокуратуры (до образования СКР – авт.). Когда в 2007 году создали Следственное управление Чувашии, перешла работать туда на должность гражданской службы. А в ноябре 2008 года меня назначили старшим следователем в Шумерлинский межрайонный следственный отдел. Тогда отдел обслуживал Порецкий, Алатырский и Шумерлинский районы. Условия работы были тяжелее в техническом плане. У только сформированного отдела не было даже транспорта. Сейчас работать стало намного проще, мы стали мобильнее.
    Корр.: А помните свое первое дело?
  • Да, помню хорошо. Тогда женщина, пытаясь остановить скатывавшуюся по берегу Суры машину с товаром для продажи, ушла под воду вместе с автомобилем. А первый криминальный выезд был в поселок Петропавловск, где брат избил брата и оставил его беспомощным на улице. Тогда в ноябре уже начались морозы, и мужчина скончался от переохлаждения.
    Еще помню, как из-за отсутствия опыта было сложно начинать расследование уголовного дела прошлых лет. Перелистывала, перечитывала материалы. Но потом старшие коллеги помогли, направили, и я справилась. С тех пор подобного состояния беспомощности уже не испытывала и поняла, как молодым следователям порой необходим правильный совет.
    Корр.: Какой бы совет Вы дали старшеклассникам, которые задумываются о выборе профессии в правоохранительных и следственных органах? На какие учебные предметы им стоит обратить внимание?
  • Думаю, что все школьные предметы пригодятся. Взять географию. Мы приезжаем на осмотр места, должны определиться по сторонам света, правильно указать местоположение предметов, сделать привязку к местности, указать координаты. И химия, и физика – науки для будущего криминалиста важные. Физкультура тоже важна, так как нагрузки большие, здоровье должно быть крепким. Русский язык – вообще основа основ. Это только в телесериалах следователи увлекательно и быстро расследуют преступления, а в реальности каждое дело – это кропотливая работа именно с документами, бумагами. 

Наталья Игнатьева.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *