У монаха Макария нашлись родственники в Яльчикском районе

22 июня в Нижней Кумашке мы встретили большую группу сельчан, приехавших по нашему приглашению. Большинство из двадцати двух разновозрастных туристов являются уроженцами д. Большая Ерыкла Яльчикского района. Их всех связывают родственные узы с потерявшимся 80 лет назад монахом Макарием. Судьба его была для них неизвестна. Впрочем, малоизвестна и кумашкинцам.

…Импульсом для сбора в поход стал телефонный звонок любопытного пенсионера Алексея Осипова из Новочебоксарска, уроженца Большой Ерыклы. С его слов, его всколыхнула случайно увиденная им книга про деревенское детство, написанная мною 18 лет назад, и мои рассказы по радио о Монашьем овраге. Слово за слово, и он сообщил: «Ваш монах Макарий родом из нашей деревни, моя бабушка, сестра монаха, иногда приезжала в кумашинскую землянку с едой, от нее же и узнали, что после похорон на его могиле росла береза. Мирское имя монаха Макария – Максим Степанович, возможная фамилия — Васильев».
Эта новость ошеломила нас, так как нынешние кумашкинцы полагали, что Макарий был изгнанным из какого-то нижегородского монастыря русским монахом. По нашему приглашению Алексей Осипов приехал в наш музей памяти деревни в Чебоксарах и, увидев фотографии могилы монаха под огромной ветвистой берёзой, понял, что именно там, на далёком кумашкинском погосте, покоится родной ему монах Макарий. От родственников монаха нам также стало известно, что он был слепой: в детстве повредил глаза репейником, после чего ослеп. Но прозрел духовно: с родителями ходил в церковь, на слух запоминал молитвы, в 9 лет наизусть знал Псалтирь…
Настоящий шок у моей жены Наталии вызвала новость о месте рождения монаха — деревня Большая Ерыкла Яльчикского района — ведь родители её из деревни Малая Ерыкла, а в Большой Ерыкле жила родственница, прадеды же были родом из соседней деревни Белое Озеро. Для неё это стало духовным подарком: получается, монах Макарий еще 80 лет назад определил ей место новой семейной жизни замужеством в эту же деревню, откуда много-много лет назад, рискуя жизнью, верующие приносили в землянку продукты.
Видимо, поселившийся в укромной лесной землянке монах (говорят иные, что их там жило двое) обладал мощной духовной силой, притягивал к себе на тайные молитвы верующих. Одним из его сподвижников был местный, верхнекумашкинский глубоко верующий крестьянин Николай Павлович Павлов (Мигуш). По рассказам ныне живущей 83-летней его дочери, Ольги Скворцовой (по мужу), Павлов носил в землянку продукты, переодевшись в женское одеяние, а обнаружив в землянке тело умершего монаха, перенёс его на себе по лесной тропе через глубокий овраг, затем по полю и через р. Кумашку до деревенского кладбища, где и похоронил его, возможно, с другими верующими. По прошествии нескольких лет он заказал небольшую железную могильную ограду, хранил её в укромном месте. Мать Ольги, жена Мигуша, не допытывалась, для кого оградка – не принято было. Подумала, что это он для себя её приготовил. А когда ограда пропала, спросила мужа о ней, на что он кратко ответил: «На могиле монаха Макария». Об этом Ольге спустя много лет рассказала мать.
…На берёзе расположена табличка из железного тонкого листа, полустёртая от снегов, дождей и ветра, вероятно, написанная рукой самого верного друга монаха — Мигуша. Вот что и сегодня можно без труда прочитать: «Кумасенскiй сдесь жил под семлёй препотопный монах Макари». При установке нового металлического креста на пожертвования кумашкинцев 24 августа 2015 г. был обнаружен кусок полусгнившей фанеры с надписью «Монах Макарий, умер в 1935 г.». Сейчас эта табличка находится в деревенском этномузее. Там же размещены и некоторые найденные в овраге обломки предметов быта, строений.
Перед походом в лес к Монашьему оврагу мы посетили могилу монаха Макария, удивились особо ветвистой кроне старой могучей берёзы. Иеромонах Венедикт из шумерлинского храма преподобного Серафима Саровского отслужил литию, помолились об упокоении монаха Макария, посадили цветы, а кто-то взял отсюда, как святыню, горсть земли с собой. Паломники были приятно удивлены, что кумашкинцы поддерживают здесь порядок.
Затем, объехав по мосту реку Кумашку на три километра, подъехали к краю леса. Колонной по одному по еле заметной дороге, по сломанным накануне веточкам-меткам, двинулись вглубь. Лес был в глубине старый, но совсем не тёмный, несмотря на множество поваленных стволов и веток. По рассказам кумашкинцев, леса эти славятся грибными местами, особенно черными груздями. Пройдя чуть больше километра почти по прямой, вышли на берег довольно глубокого оврага. На той стороне выделяется мыс меж двух оврагов-ущелий, прозванных Монашьими оврагами. Правильней было бы назвать местность не Монашьим оврагом, а Монашьим мысом, потому что землянки расположены на гребне, наверху. Подобных мысов тут пять или шесть, а родники по дну ущелий в нежаркие дни образуют небольшой ручей Наржа. Что означает это слово, пока местные не смогли объяснить. Землянки за восемьдесят с лишним лет превратились в глубокие канавы с уширениями на концах, кое-где сохранились дубовые ограждения, в нескольких местах сложены, видимо паломниками, обломки печного кирпича. Они какие-то облегчённые по весу. Старожилы сказывали, что кирпичи сюда приносили в котомках монахи из Засурья…
После молебна вдохновлённые паломники зашагали в обратный путь. В деревне гостей разместили на обед в новом деревянном гостевом доме «Резиденция», обменялись впечатлениями, пригласив по пути Ольгу Николаевну, дочь Мигуша.
Первым о монашьих землянках, об увиденном и услышанном записал сельский учитель П.С. Законов. Вот что он пишет: «Густой тёмный лес. В полукилометре от опушки леса на северо-востоке от Нижней Кумашки в лесу сливаются два глубоких оврага. Между ними возвышенность. На самую её вершину ведёт небольшая тропа. Вверху стоит столб высотой 1,5 метра, на котором висит икона, а перед ней лампада. Со стороны оврага с восточной стороны снизу вверх проложена тропинка. А сбоку – подземный вход около двух метров в обе стороны. В одной стороне – землянка с одним окошечком, одна дверь. Пол, стены, потолок – всё дубовое. Есть подтопок, кровать, скамейки, икона и горящая лампада. На другой стороне такая же землянка, но побольше, со множеством икон и с подсвечниками»… Эти архивные записи спустя много лет вошли в книгу Галины и Алексея Лосевых «Край ромашковый Кумашка» (2001 г.). Говорят, что некоторые местные учителя в шестидесятых годах прошлого века водили сюда в подземные кельи школьников на экскурсии.
По ходу оживлённой трапезы решили привести в порядок подъездные грунтовые дороги к землянкам, установить указатели, восстановить стенки землянок, построить часовню и укреплять связи между жителями кумашкинского и яльчикского краёв. Кстати, интересные факты по этому поводу: кумашкинский Михаил Уфилин в прошлом году переехал в родную деревню с женой Еленой из Яльчикского района, а ранее Ольгу Прокопьеву сосватал и увёз яльчикский парень. И совсем уж удивил кумашкинцев переезд сюда молодой женщины Галины из Яльчиков: она строит здесь новый дом!
Гости со своей стороны тут же внесли свой денежный вклад к накопленной кумашкинцами сумме на строительство храма и пригласили «делегатов» из Кумашки на Петров день.
На родине монаха
13 июля, с утра пораньше, всей семьёй отправились в путь — на родину монаха Макария в деревню Большая Ерыкла Яльчикского района. «Петровка», или «Питрав» по-чувашски, — день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла — издавна считается большим праздником для жителей деревень Кильдюшево и Большая Ерыкла, празднование которого длится здесь два дня.
По этому случаю приехали в родную деревню и родственники монаха Макария. У околицы деревни нас встретил Алексей Осипов, а в самой деревне нас уже радушно ждали. Сразу же нам показали место, где стоял дом, в котором жил с родителями, братьями и сестрами Максим — будущий монах Макарий; большую ветлу, посаженную ими. К сожалению, дом не сохранился, место пустует, но рядом стоит магазин из советского прошлого.
Потом нас пригласили в дом. Оказывается, по местной традиции первыми за стол садятся… женщины. Угостили нас настоящими чувашскими блюдами: шартаном, чакатом, омлетом, какай-шурпи. Попробовали и картошку нового урожая. Всё было очень вкусно, приготовлено с любовью! За столом ещё раз вспомнили, каким образом, какой цепочкой выстроилось так, что многочисленные верующие родственники монаха Макария, не оставлявшие все эти годы молитвы о нём и надежды найти его, наконец-то нашли могилку и место его молитвенного подвига.
Наконец, нам показали икону Божией Матери, подаренную монахом Макарием своему племяннику Виталию. Затаив дыхание, мы взглянули на ту самую икону, перед которой долгими днями и ночами, в неимоверно тяжёлых условиях жизни в лихие годы гонений на церковь, в подземной келье пламенно молился монах Макарий о всех и за вся, за весь мир. Присмотревшись, обнаружили надпись — это икона Божией Матери «Иверская». Мы очень благодарны всем родственникам монаха за предоставленную нам возможность увидеть эту икону, приложиться к ней. Уверены, что монах Макарий вымолил пред Богом весь свой род — особенно это заметно нам, со стороны. Есть и сейчас в этом роду монашествующие (инокини) и миряне, несущие послушания в монастырях. А несколько лет назад в роду, в семье Сергея Ильина, родился мальчик, названный в честь своего прапрадеда Макарием.
Посоветовавшись, решили в конце июля — начале августа совместными усилиями заняться благоустройством дороги к землянке монаха. Нами уже подана заявка в Шумерлинское лесничество на проведение работ. Также включили в ближайшие планы открытие часовни в деревне Верхняя Кумашка: решили переоборудовать под неё пустующее кирпичное здание бывшего магазина, с отоплением.

В субботу, 27 июля, активисты Верхнекумашкинского сельского поселения совместно с нижнекумашкинцами и жителями Кильдюшевского сельского поселения Яльчикского района планируют провести субботник по благоустройству маршрута к землянке монаха Макария. Предстоит расчистить грунтовые, лесные дороги от поваленных деревьев и кустарников, устроить жердевые перила на склонах оврагов с подрубкой мест для ступеней, установить бревенчатые сиденья и столы на опушках леса и вблизи землянок, расчистить тропу и участок вблизи землянок от поваленных деревьев, траншеи землянок от грунта с устройством заборов из сухостойных деревьев, устроить небольшой колодец вблизи родника. Конечно, установить указатели и «колокола» из металла на дереве, чтобы они звонили от порывов ветра.
Приглашаем добровольцев и паломников. Сбор — перед кладбищем у придорожной беседки. Переезд и переход через р. Кумашку наиболее удобны у бывшей водяной мельницы Рукавишникова по согласованию с начальниками электропастуха.
Желательно при себе иметь инструменты. Нам понадобятся бензопилы 2-3 шт., топоры 3-4 шт., молотки 2-4 шт., гвозди 12 см, лопаты штыковые 3-4 шт., заготовка из нержавеющей или пластиковой трубы для колодца ᴓ 400-500 мм длиной 1 м. Потребуется трактор с прицепом и с флягой воды из с Н. Кумашка. Контактный телефон: 8-927-99-88-227.

Николай и Наталия Адёр.

Из воспоминаний потомков монаха Макария

Монах Макарий (Максим) родился 19 августа (6-го числа по старому стилю) 1882 года в деревне Большая Ерыкла Яльчикского района Чувашской АССР в крестьянской семье. Отца звали Стефан, а мать — Наталия. В 9-летнем возрасте, работая в поле, в глаз ему попала колючка лопуха-репейника, и глаз начал нарывать. Сначала ослеп один глаз, а затем и второй… Родители его были верующими. В соседнем селе Тинчурино была двухпрестольная церковь: главный престол — Воздвижения Животворящего Креста Господня, и второй — Рождества Христова. Родители всегда брали с собой Максима на службы молиться. Будучи слепым, он не мог читать, но у него была очень хорошая память: на службах запоминал молитвы и без ошибок повторял их. 

В лихие 20-е годы он ушел в монастырь, но название монастыря не известно. Во время гонения на церковь и верующих монах Макарий ушел в кумашинский лес. Когда жил и молился в землянке, его навещала сестра Татиана. Она брала с собой к монаху сына Виталия (в то время ему было примерно 12 лет). Монах Макарий предсказал Виталию, что когда он подрастёт, будет работать в белой одежде. Предсказание монаха сбылось: Виталий окончил фельдшерские курсы и работал в своей деревне фельдшером. Когда началась Великая Отечественная война, Виталий ушел на фронт и работал в госпитале с знаменитым военным врачом-хирургом А.В. Вишневским.

Однажды весной Виталий поехал навестить монаха Макария. Монах подарил Виталию намоленную икону Божией Матери. Когда тот возвращался домой, было сильное половодье. Виталий положил икону на грудь и смело переплыл бурлящую Малую Булу.

Монах Макарий умер в 1935 году, но когда началась Великая Отечественная война, он приснился сестре Екатерине и сказал, чтобы она не горевала и не плакала так сильно за сына Николая, что с войны все родственники вернутся живыми. На самом деле так и случилось: старший сын Екатерины, Николай, в 19-летнем возрасте ушел на войну добровольцем, попал в Сталинград, получил ранение и вернулся с войны живым. За сражение в Сталинградской битве он был награжден орденом Красной Звезды. Остальные родственники также вернулись с войны ранеными, но живыми. 

После смерти родителей и родственников, которые знали монаха Макария, мы стали часто вспоминать монаха и задумались, где же он всё-таки похоронен, как же нам найти его могилу? Когда родители и родственники были живы, они нам рассказывали, что монах Макарий похоронен в Кумашке, там посажена береза, но в каком районе мы не знали. Долго искали. Ездили в Вурнарский район, где есть деревня с похожим названием — Кумаши, но жители этой деревни сказали, что не было монаха в этой местности.

З. Маркова.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *