«Письмо в три угла, в два крыла, в две страницы…»

Достойный вклад в общенародную борьбу за свободу и независимость Родины внесли и жители Чувашии. Наряду с другими народами СССР они на фронте и в тылу ковали Победу, имевшую поистине всемирно-историческое значение. В настоящее время интерес к истории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. не ослабевает.
И большую роль в сохранении истории военных лет играют документы. В Государственном архиве современной истории Чувашской Республики хранится обширный комплекс документов, отражающих историческое прошлое Чувашии времен войны. Особую ценность представляют фронтовые письма. 

Письма с войны не были многословными, но благодаря им прослеживается боевой путь наших земляков. Для тех, кто оказался далеко от родного дома, подобная переписка помогала выжить и выстоять в тяжелейших условиях, придавала сил. Вот как сами фронтовики писали о важном значении этих писем (оригинальная грамматика авторов в письмах сохранена).

Письмо с фронта Н. Ишмуллина от 21 декабря 1941 г.: «…Интересный случай был с нашим почтальоном. Он вез нам письма. На одной из станций он ждал поезда. Вдруг начали станцию бомбить. Паровоз из огня вырвался с четырьмя пустыми вагонами и пошел к фронту. Почтальон, ехавший на переднем вагоне, увидел, что путь разорван бомбой. Он на полном ходу выкинул все мешки с письмами и выпрыгнул сам, спас драгоценный груз и на себе дотащил письма на фронт…».

Письмо фронтовиков Н. Чапурина и Л. Смирнова от 23 октября 1942 г.: «…Каждое письмо с передовой позиции звучит особенно горячо, непосредственно пишется именно то, что думается в эту минуту фронтовой страды. Советский народ ценит и любит эти письма. Они жадно читаются в газетах, к ним внимательно прислушиваются во время радиопередачи. Ибо мысли и чувства фронтовиков созвучны мыслям и чувствам патриотов тыла. Между фронтом и тылом с каждым днем крепнет дружеская переписка… ».

Весьма примечательны и письма, написанные в начале Великой Отечественной войны. Они отражают намерение победить врага и надежду на светлое будущее.

Письмо с фронта В. Бодрова от 20 августа 1941 г.: «Это было 22 июня. С мирной обстановкой покончено. Подлые захватчики, пренебрегая договором, напали на Советский Союз.

На митинге, состоявшемся в нашей части, бойцы все, как один, горели стремлением поскорей добраться до передовых позиций и дать врагу сокрушительный отпор.

И вот наша часть пошла в наступление. В местечке Д. (так указано в документе) была подана команда «Занять оборону». Ждать долго не пришлось – завязался бой. Будучи на передовой линии фронта, под вражеским огнем прохожу я суровую школу жизни.

В настоящее время стал боевым санитаром.

Все мы дали священную клятву нашей матери-родине, славной большевистской партии, великому Сталину – громить вражеские орды до тех пор, пока бьется в груди сердце, пока не будет уничтожен последний гитлеровский разбойник. Мы будем защищать свою золотую молодость, свою светлую долю до последней капли крови. Обезумевший враг будет стерт с лица земли, и над городами и селами, захваченными сейчас врагом, снова засияет солнце свободы».

В письмах прослеживается, как в тяжелейших условиях войны формировалось единение всех народов огромной страны.

Письмо фронтовика Андреева от 21 ноября 1942 г.: «Мне девятнадцать лет. Родился в Чувашии – республике богатых полей. Как чистый ручей, текла наша жизнь…

Вот пришла война, и я оставил школу. Я ушел на войну… Я изучил пулемет, нашел себе товарища – татарина Абдулина. …Мы с Абдулиным находились на левом фланге роты, на самом важном участке обороны. На рассвете на нас пошли 80 фашистских автоматчиков. Пока они были далеко, мы молчали. Когда оставалось до них 60 метров, я дал длинную очередь. Семь гитлеровцев свалились замертво, остальные повернули назад.

Прошло немного времени. Немцы снова пошли в атаку.

Абдулин мне говорит:

– Этих семерых ты за Чувашию положил. Надо столько же за Татарию. Постарайся!

Мы отбили все атаки. 22 трупа оккупантов лежали перед нашими окопами…».

Большой вклад в дело освобождения Родины от врага внесли и женщины. В тылу и на фронте наравне с мужчинами они приближали час Победы. Их письма также полны веры и решимости.

Письмо на фронт от А. Резчиковой от 1 мая 1942 г.: «Здравствуй, любимый муж Борис Петрович! Когда ты ушел защищать нашу любимую родину, я попросилась на твое место. В такое грозное время я не могла сидеть дома сложа руки. Сейчас работаю в пожарной охране на фабрике спортинвентаря. С работой справляюсь. Стараюсь всегда четко выполнять все, что от меня требуется.

О нас, дорогой, не беспокойся. Все мы живы и здоровы…».

Письмо с фронта К. Мокшановой от 23 февраля 1943 г.: «Здравствуй, дорогой и любимый папа! Разреши передать тебе свой сердечный, горячий комсомольско-красноармейский привет и пожелать тебе отличных успехов на работе.

Я призываю тебя, любимый папа, работать с усиленной энергией, не покладая рук. Говорю тебе чистосердечно: нет для меня ничего выше любви к Родине, к Красной Армии, которая борется за свободу и независимость трудящихся. Ты увидишь, папа, как после победы над врагом наша Родина станет еще величественнее, как она расцветет под солнцем Сталинской Конституции.

Я охраняю Московское небо, древний Кремль, я охраняю Москву – столицу Советского Союза, из которой великий Сталин направляет наши войска на разгром врага.

Я – воспитанница ленинско-сталинского комсомола, надевая погоны – знаки воинской чести и доблести русских воинов, обязуюсь еще больше крепить воинскую дисциплину, повышать свое мастерство, воспитывать в себе стойкость и мужество.

До свидания, дорогой папа …».

В каждом письме отражена судьба человека, боль за страну, тоска по родному дому, семье и мирной жизни. Особенно тяжелы письма, в которых сообщается о гибели бойца.

Письмо с фронта от Г.Я. Шпортико (дата письма не указана): «Здравствуйте многоуважаемая Лина Григорьевна! Сегодня вернулся с командировки и застал Ваше письмо от 7/VI-45 г. Устал, конечно, но решил сейчас же ответить на Ваше письмо.

…Я лишь считал своим долгом написать о гибели своего лучшего друга, а Вашего дорогого вам брата Илюшу. Я понимаю Вам очень трудно перенести такую утрату, но поверьте мне, что слезами горю не пособишь. Сколько не плачь, а пользы от этого ни Вам, ни Илюше не будет.

…Под г. Ниски (в Германии) он был смертельно ранен разрывной пулей из немецкого бронетранспортера. Он стоял в это время у пушки. Он работал наводчиком. …Ранен он был в нижнюю часть живота. Рана была настолько велика, что спасти его нельзя было при всем желании. Пожил он полчаса и скончался. В последние минуты он вспоминал о доме, о своих сестрах, родных. Он говорил перед смертью в беспамятстве по-чувашски. Похоронен он был в том месте где мы сражались в 4 км. от г. Ниски. Ему была поставлена надгробная надпись с гвардейским значком… 

Вот все, что я могу Вам ответить о смерти Илюши. Память о нем в нас сохранилась самая лучшая как о хорошем, замечательном воине и друге. Командованием он был награжден высокой наградой орденом Отечественной войны…».

Авторы писем были разными людьми – это представители интеллигенции и крестьяне, кадровые офицеры и рядовые красноармейцы, вчерашние школьники и женщины, вставшие в армейский строй. На пожелтевших листах фронтовых треугольников запечатлены судьбы людей, которых коснулась неотвратимая рука войны. У каждого из них была своя история, но объединяло их понимание того, что долгожданная весточка может оказаться последней.

Сквозь года прошли фронтовые письма. Письма, от которых мурашки по коже, ком в горле и слезы на глазах. Письма, рассказывающие о великом подвиге великого народа, письма, ставшие самой историей.

Л. Васильева, 

гл. архивист сектора Госархива современной 

истории Чувашии.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *