Чудо омоложения, или Как у аварийного дома «потерялся» возраст

После выхода в прошлом номере газеты материала «В Чувашии продолжат переселять жильцов из аварийного жилфонда» в редакцию пришли жильцы дома № 27 по улице Урукова с письмом, в котором попеняли журналисту на неправильное указание года постройки их дома. Заодно принесли документы, доказывающие их правоту и признание дома аварийным. А еще рассказали о том, как долго им пришлось выбивать это решение у местных властей.

Итак, претензия жильцов к газете – в том, что указанный в статье год постройки, а именно 1946-й, не соответствует действительности. «Наш дом построен в 1938 году как коммуналка, до сих пор есть еще старожилы, которые получали здесь комнаты, так как работали на химзаводе, — говорится в письме. – А когда в нашем доме надстроили третий этаж, то по документам БТИ дом стал числиться с 1940 года постройки, а дом № 17 по ул. Урукова построен позже нашего». Люди считают, что изменение возраста дома сыграло роль в том, что переселение их в новое жилье произойдет позже, чем у соседей по улице, а надо бы наоборот. И вот почему. 

Читаем письмо дальше: «До сих пор люди живут здесь (в 27-ом доме – ред.) в коммуналках. Один туалет и кухня 4 кв. м на три комнаты, а в каждой комнате – по 3-4 человека. И в выходные дни приходится занимать очередь в туалет и на кухню. И это в наш 21-й век! Люди живут в ужасных условиях. Без удобств. В зимний период холодно, т.к. батареи старые и не греют. Капитального ремонта не было. Есть тяжелобольные люди и грудные дети. Вот им не позавидуешь! В 17-ом же доме квартиры отдельные, и в доме был капитальный ремонт». На словах же пришедшие в редакцию женщины рассказали о частых загораниях проводки, которая почти истлела и не выдерживает современную электронагрузку, о сгнивших и провалившихся полах в комнатах на первом этаже, отчего жильцы вынуждены были искать другое жилье за свой счет, об осыпающихся стенах, о том, что ни одна управляющая компания не берет их дом на обслуживание. 

А еще они обескуражены полученным в начале февраля уведомлением от городской администрации о необходимости сноса дома в течение 6 месяцев, то есть к августу 2019 года, причем силами собственников жилья. «Да как же так! – возмущаются жильцы 27-го дома. — Самим снести свой дом? А где жить-то? Что за глупость или издевательство?» 

Журналисты, прочитав текст уведомления, сначала тоже были удивлены. Но потом, призвав на помощь интернет-сайты юридических компаний, поняли: это один из этапов подготовки дома к расселению. То есть стандартная бюрократическая процедура в рамках действующего законодательства. Суть в том, что муниципалитет не может сам снести здание, в котором не является собственником всех помещений, то есть не может уничтожить чужую собственность. Поэтому сначала уведомляет жильцов о сносе дома их силами в определенный срок. Если в этот срок люди не предпринимают действий по сносу, а это наверняка в 99,9 % случаев, то администрация принудительно отчуждает землю под домом и помещения в доме для муниципальных нужд, например, для дальнейшей застройки этого участка. А жильцам аварийного дома, идущего под снос, предоставляется благоустроенное жилье по действующим жилищным программам. Вроде всё понятно и повода для беспокойства нет. Хотя… вдруг тот самый 0,1% решит, что может снести свою каморку, а вместе с ней и весь дом, так сказать, подручными средствами, раз администрация на это дала добро? Как тогда, ему ж никто не разъяснил, что делать этого ни в коем случае не следует? Объяснили бы людям, что да как, и не было бы у них негатива, не было бы тревоги за будущее. Есть же в администрации города сотрудники, которые профессионально владеют информацией по данному вопросу и могут донести ее до населения, элементарно наклеив листовки с понятным текстом на дверях подъездов? 

Но вернемся к году постройки дома № 27 по улице Урукова. Жильцы представили нам справку Шумерлинского городского БТИ, в которой указан год 1940-й. Справка датирована мартом 2014 года. А дом признан аварийным в апреле 2016 года. Вдруг в процессе признания всплыли новые факты, и потому изменился год постройки? Но нет. В БТИ, куда обратилась газета, подтвердили, что по всем их данным и сведениям Росреестра дом считается построенным в 1940 году, а не в 1946-м.

Теперь жильцы намерены выяснить, кем допущена ошибка, специально или без умысла, можно ли ее исправить в уже утвержденной Правительством Чувашии республиканской программе «Переселение граждан из жилищного фонда, признанного в установленном порядке до 1 января 2017 г. аварийным и подлежащим сносу или реконструкции в связи с физическим износом в процессе эксплуатации» на 2019—2025 годы. В надежде, что при исправлении ошибки срок новоселья для них приблизится хотя бы на год.

Стоит помнить, что все графики и программы, будь они трижды утверждены на местах, ориентировочные. В истории множество примеров того, как обстоятельства способны повлиять на планы.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *