Третий орден Славы старшины разведгруппы

Близилась к концу Великая Отечественная война. 66-я механизированная бригада уже вошла в Берлин — логово фашистского зверя.
Утром 7 мая 1945 года командир бригады Герой Советского Союза полковник Пётр Семёнович Иванов собрал всех командиров подразделений и сказал, что перед ними стоит задача во что бы то ни стало, любой ценой пробиться и выйти на Фридрих-плац. Во главе колонны пойдёт разведгруппа старшины Финогенова.
После совещания полковник подошёл к старшине Финогенову и сказал: «Сашок (так всегда наедине называл он его, потому что старшине шёл всего лишь двадцать второй год), мы с тобой вместе воюем уже три года в одной бригаде, но сегодня у нас особый случай: на весах честь мундира Советской Армии, так как с запада к плацу подходят американские войска. Любой ценой мы должны их опередить. Всю свою группу сажай на передние танки и с Богом, вперёд!».
Не проехав и ста метров по улице, загорелся первый танк. Его из фауст-патрона подбил мальчик в форме «гитлер югенд». Он просто вышел из-за угла дома и, пока наши солдаты не успели среагировать, почти в упор выстрелил в машину, крикнув при этом «Хайль Гитлер!». Вообще гитлеровцы в Берлине сражались отчаянно и самоотверженно. Геббельсовская пропаганда внушила им миф о «чудо-оружии», с помощью которого они разгромят русских и снова пойдут от Берлина на Москву.
Старшина приказал своей разведгруппе сойти с танков и пешим ходом начать зачистку улицы. Не успели солдаты спрыгнуть с брони, как загорелись ещё две машины. Бой только начался, а разведчики потеряли пятерых бойцов убитыми, и двое были ранены. Под перекрёстным огнём разведгруппа медленно продвигалась вперёд.
На лёгких танках им подвозили боеприпасы. Старшина шёл впереди всех и отдавал команду: «Патронов не жалеть!».
Ну вот и всё. Разведгруппа вышла на площадь. Расставив оставшихся в живых девятерых бойцов по периметру площади, старшина доложил командиру, что путь свободен. Танки, въехав на площадь, расположились по её периметру.
Командир бригады, выйдя из танка, крепко обнял старшину и произнёс: «Спасибо за службу, Сашок! Вот тебе твой третий орден Славы. Ты его заслужил. Начштаба в курсе и оформит наградной лист».
В этот момент из ближайшего подвала вылетел снаряд ФАУ-1 прямо в командирский танк. Командир погиб на месте, а старшина был тяжело контужен в голову.
Очнулся он уже через месяц в госпитале, и первые его вопросы были: «Как там наши? Удержали Фридрих-плац? Как командир?». Ему пояснили, что война уже кончилась, подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии, а командир, как это ни жаль, погиб.
После демобилизации Александр Никитич со своей женой Прасковьей уехал в Сибирь. В конце пятидесятых вернулся в Шумерлю, где устроился на работу в «Водоканал» старшим мастером. Два его сына, Евгений и Виктор, пошли учиться в школу № 3. С его сыном Витькой мы сидели за одной партой и в 1969 году закончили среднюю школу.
Александр Никитич быстро сдружился с моим отцом. Они оба любили организовывать праздники на День Победы – 9 мая.
Как ушат холодной воды вылил на него один партийный функционер (кстати, ныне здравствующий), заявив на торжественном собрании, посвящённом 20-летию Победы в Великой Отечественной войне: «Я вот был в военкомате и узнал, что удостоверения на третий орден Славы у тебя нет».
Позднее, сколько они с моим отцом не писали в архив Советской Армии, ответа так и не дождались.
Я лично убеждён, что третий орден Славы Александр Никитич получил за бой 7 мая 1945 года заслуженно.
Позднее семья Финогеновых переехала с нашего химзаводского посёлка на улицу Октябрьскую, а потом и вообще покинула пределы Чувашии.

В. Кондрашкин.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *