Минус без малого сорок…

«А вот тут, помните, когда-то была кубовая, здесь занимались начальные классы, далее по левую сторону были кабинет химии, а напротив – кабинет физики…». Четверка школяров семидесятых зашла в третью школу и поспешила туда, где за дымкой времени остались беззаботное детство и счастливая юность.

В классе, где они учились последние несколько лет, задержались… Долго спорили, вспоминая, кто, с кем и за какой партой сидел… Так интересно было наблюдать за взрослыми людьми со стороны! Как будто, отмотав десятки лет назад, вдруг увидела их учениками 10 б 77-го года … Озорной непоседа Вовка Кочетков, крайне умный Витя Мельник, скромная Лида Захарова и, наконец, олицетворение спокойствия и невозмутимости – Коля Сутягин… Кстати, именно такими и запомнились они Людмиле Ильиничне Лермонтовой – капитан милиции Владимир Константинович Кочетков, мануальный терапевт Виктор Николаевич Мельник, врач-педиатр Лидия Алексеевна Зарецкая, капитан судна Николай Григорьевич Сутягин. Немаловажно, что экскурс в то далекое школьное прошлое состоялся во многом благодаря Людмиле Ильиничне, ее беспокойному сердцу и удивительному неравнодушию.
Смеясь, «пришельцы из прошлого» вспоминали единственную лестницу школы, соединяющую два этажа: «А помните, как любили бегать по ней в перемены?», школьный звонок, функцию которого тогда выполнял колокольчик: «То ли колокольчик был звонким, то ли слух острым – звонили на первом, слышно было на втором», сравнили нынешнее оборудование класса с тем, что было в их школьные годы: «Парты у нас были настоящие, с откидными крышками… Доска плохая, и мел крошился». А еще разглядели очертания печки-голландки, спрятанной с помощью современных стройматериалов. Кстати, вряд ли кто-то из нынешних школяров догадывается о том, какая чудо-конструкция продолжает жить за тем выступом в стене…
А потом пришло время разговоров об учителях. Больше других говорили о своей первой учительнице Капитолине Александровне Окиной.
— В моей жизни было несколько учителей, но самая первая из них и самая важная – Капитолина Александровна Окина. Она была учителем-новатором. Восхищает гениальность ее методики преподавания. В начале первого класса учительница провела своего рода тестирование среди учеников: мы считали, читали стихи, пели. Тогда, понаблюдав за нами, нашим прилежанием и способностями, она выделила успевающих учеников. Те ребята были в почете, но они не зазнавались – учительница не позволяла. Капитолина Александровна учила их отдельно, в группе продленного дня, во внеурочное время. На уроках следующего дня сильные ученики «не вылезали» со своими знаниями, давая возможность усвоить новый материал своим менее успешным одноклассникам, — признался В.Н. Мельник. – Капитолина Александровна была светлым человеком. Жаль, что при жизни мы не оказывали ей должного внимания, редко ее навещали…
— Замечательный был человек, наша Капитолина Александровна, — поддержал однокашника В.К. Кочетков. – Она была настоящая классная мама для нас, 45 малышей. С одной стороны, такая добрая, уютная, домашняя, с другой – строгая и справедливая. И ни с кем наша учительница не сюсюкалась. Она была умелым организатором внеклассной работы – мы принимали самое активное участие в городских мероприятиях и практически всегда побеждали в них. Причем, в стороне не оставался никто из учеников. Наверное, поэтому и класс наш был сплоченным, дружным.
— Действительно, это был сильный учитель! Родители стремились направить своих детей на учебу именно в класс Окиной — знали, что с ее багажом знаний ребята уже уверенно будут себя чувствовать в среднем звене, – поддержала своих бывших учеников Л.И. Лермонтова. – А ведь дома ее ждали свои пятеро детей…
В 1970 году К.А. Окина сделала свой последний выпуск и ушла на заслуженный отдых. По словам Л.А. Зарецкой, когда она встречала свою первую учительницу в городе, та всегда интересовалась своими «ребятками»: «Не перестаю удивляться феноменальной памяти Капитолины Александровны – надо же, всех нас она помнила по именам! Спрашивала о жизни каждого, радовалась успехам, огорчалась неудачам».
Эстафету настоящей «классной мамы» в 6 классе от Капитолины Александровны приняла Клавдия Петровна Красненкова. Учитель и ученики понимали друг друга с полуслова. Они были как единое целое – всегда и везде вместе. «Мы, что называется, срослись друг с другом, — вспоминает Л.А. Зарецкая. — Когда мы были уже в выпускном классе, Клавдия Петровна ушла в декретный отпуск, и мы по-детски на нее тогда даже обиделись».
Далее в озвученный «список» учителей бывших учеников 10 б класса школы № 3 попали А.И. Абакумова, Т.Н. Кренделева, А.П. Бочкарева, В.А. Шкунов, А.В. Глебова, Н.Я. Князева, А.А. Хромина, Г.В. Карасев, Л.П. Дергунова, Н.Ф. Тюрина, П.С. Коростелева, В.А. Дворцов, А.С. Баженов. Каждый из них оставил незабываемый след в памяти. Каждый дорог и любим. Каждому они бесконечно благодарны.

М. ПОРФИРЬЕВА.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *