Жить стало интересней, жить стало веселее

Именно благодаря газете «Вперед» у меня появилась возможность поведать миру о самом счастливом ребёнке Советского Союза. Обо мне.

Старшая сестрица не оставила мне шансов пойти в первый класс неподготовленным ребёнком: я уже умела читать, считать и уже почиркивала в тетрадках крючочки. Первые классы прошли под лозунгом «Не осрами звание отличницы и доверия мамы и папы», к концу начальной школы пришла снисходительность.
Все кончилось и тут же началось в пятом классе с урока истории, то бишь с Геннадия Васильевича Карасёва. Меня осенило, что жить стало интереснее, жить стало веселее, причём, с каждым днём интерес возрастал кратно. Это спустя почти тридцать лет, став уже «выездной», я учила историю Спартака, Васко де Гамы и иже с ними, находясь непосредственно в их Отечествах. Но охоту к перемене мест во мне пробудил именно наш историк. Географию я штудировала уже со своей дочкой, когда она училась в гимназии.
Магистральное направление моей жизни задала незабвенная Александра Петровна Бочкарева. С её легкой руки русская словесность стала моей профессией: в моем дипломе о высшем образовании написано «редактор». Все шесть лет обучения в институте я с бесконечной благодарностью вспоминала её и Людмилу Ильиничну Лермонтову. Читать самозабвенно книжки, рыдать от смеха над «Денискиными рассказами», учиться основам психологии по «Девочке и птицелету» — это заслуга моих самых лучших в мире родителей. А вот феноменальной способности Людмилы Ильиничны впихнуть в мои не очень большого объема мозги необозримых размеров знания по литературе до сих пор поражаюсь! Справедливости ради, а не похвальбы для констатирую факт: такого начитанного ребёнка, каким была я по выходу из альма матер, даже среди моих питерских сверстников, с которыми я училась, редко можно было встретить. Например, Маяковский у всех детей ассоциировался с паспортом из штанов и окнами какого-то роста. О том, что Владимир Владимирович — восхитительный лирик, знала только я, что выяснилось на вступительных экзаменах в институт, и преподаватель, который поставил мне «хорошо». И так я стала студентом. В институте учиться не составляло особого труда, так как база была мощнейшей.
Урок виртуозного, утонченного, элегантного владения русским языком преподала нам Зинаида Вадимовна Шурыгина. К сожалению, его я выучила плохо.
Осознание, что физика — это музыка, что она потрясающе красива, пришло, как это ни покажется странным, на уроках нашей строгой, но справедливой «директрисы» Анастасии Афанасьевны Хроминой. И своей «четверкой» по физике я горжусь больше, чем всеми пятерками в аттестате. Упорству, умению добиваться мозгами своей правильно и вовремя поставленной цели я научилась, решая задачи «со звездочкой», которые нередко задавала нам Анастасия Афанасьевна на уроках и факультативных занятиях.
А вот свободе, умению в минусе видеть плюс, отношению к жизни с юмором, стремлению к красоте и стилю научил Вячеслав Александрович Шкунов, наш любимый Сан Саныч, преподаватель рисования и черчения.
Без всякого сомнения, я была уникальным ребёнком в том смысле, что я искренне получала доходящее до щенячьего восторга удовольствие от самого процесса обучения. Я благодарна моим учителям, что это болезненное состояние не проходит до сих пор. И мне несказанно повезло, что мои учителя были моими единомышленниками.

Л. ВОЛОДИНА,
выпуск 1986 года, г. Санкт-Петербург.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *