Только ранней весной соловей пропоет..

Сколько судеб людей, резко измененных войной, остались невыясненными. Даже тех, про кого точно было известно, что погиб. В первые два года цензура часто вымарывала в сообщениях место гибели и захоронения. Скорее всего, это делалось, чтобы люди в тылу не поддались панике, узнав, докуда реально дошел враг. 

Я не знаю, почему моей бабушке Анне Михайловне Балясовой так и не пришло официальное уведомление («похоронка») на ее мужа (моего деда) Ивана Петровича Балясова. Только почтовая карточка от боевого товарища с сообщением о гибели его 14 августа 1942 года, в которой место гибели было жирно закрашено химическим карандашом. И не случайно моя мама Нина Ивановна (старшая дочь Анны Михайловны и Ивана Петровича) по этому поводу вспоминала, что единственная песня (по причине отсутствия музыкального слуха), которую напевал отец, была пророческой:
«Вот убьют и умру я, похоронят меня.
И никто не узнает, где могила моя.
И никто не узнает, и никто не придёт.
Только ранней весною соловей пропоёт.
Пропоёт и просвищет, и опять улетит.
А моя могила с краю одиноко стоит».
Так, в неведении, где же похоронен ее муж, умерла от старости его жена.
Пророчество удалось развенчать в преддверии 70-летия Великой Победы. Старшая дочь Нина Ивановна Глушенкова (по мужу) в преддверии своего 90-летия готовилась отмечать свой праздник — ей самой привелось послужить во время войны (с 1943 года) в действующей армии в телеграфном полку. Накануне, случайно, ей в руки попал журнал, на обложке которого — фотография соловья. И она зашла с ним, наговаривая стихи песни, в мой кабинет. После чего спросила: «Неужели мы так и не узнаем, где могилка моего отца, твоего деда?»
«Давай попробуем узнать, — ответил я, — сейчас многое изменилось, говорят, появился сайт, куда постепенно заносят всю информацию о погибших в Великую Отечественную войну. И набрал в поисковике «Мемориал», а дальше — данные деда. К нашему удивлению, результат был получен мгновенно – оказывается, его данные к этому времени уже были внесены в банк данных: «Балясов Иван Петрович. Дата рождения/возраст — __.__.1901. Место рождения — Горьковская обл., Пильнинский р-н, с. Медяны. Дата и место призыва — Пильненский РВК, Горьковская обл., Пильненский р-н. Воинское звание – красноармеец. Последнее место службы — 149 сд. Причина выбытия – убит. Дата выбытия — 14.08.1942. Первичное место захоронения — Орловская обл., Ульяновский р-н, Громоздовский с/с, д. Громоздово…»
Глаза моей мамы засветились от радости обретения. Но я уже не остановился и выяснил, что Громоздово теперь не в Орловской области, а в Калужской, и, главное, что все останки из различных захоронений в Ульяновском районе перезахоронены на мемориальном кладбище в селе Уколица.
Набрал в поисковике «село Уколица Ульяновский район Калужская область», и среди прочих, вышла ссылка на сайт «Однокласники», на котором объединились земляки из этого села. Это было подобно чуду — один из сельчан отснял мемориал во всех ракурсах как одну из основных достопримечательностей. Просматривая поочередно фотографии плит с именами погибших быстро нашел ту, что с именем деда!
«Вот мы и узнали, где могилка твоя, дед, отец!» — и показываю на открывшуюся фотографию.
«Побывать бы!?» — услышал я от рядом затихшей мамы в ответ на это восклицание.
90 лет — возраст нешуточный. Тем не менее, каждодневно оценивая состояние мамы, я все больше убеждался, что это возможно. Начал прикидывать варианты, как добраться с ее теперешнего места проживания (с. Большие Алгаши Шумерлинского района) до Уколицы, что в Калужской области, на самой границе с Орловской. Подключились конкретно, по-военному — с постановкой задачи и оперативным планом выполнения, моя дочь (правнучка деда) и зять — оба офицеры Российской армии.
Лучшего подарка к 90-летию быть не могло — поездом из Шумерли до Москвы, затем на автомобилях 350 км до Уколицы. И вот уже земля, с места, где в Медяне стоял родительский дом, уложена рукой дочери на могилу отца. Отцам, дедам, прадедам, всем, кто покоится в братской могиле, от детей, внуков и правнуков — низкий поклон, цветы и венок! С благодарностью за спасенную Родину, за установившийся столь надолго мир!
Эта история смогла стать реальной только благодаря созданию обобщенного компьютерного банка данных, содержащего информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД «Мемориал» www.obd-memorial.ru), созданного Министерством обороны Российской Федерации. Главная цель проекта — дать возможность миллионам граждан установить судьбу или найти информацию о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения. На сегодняшний день ни в одной стране мира нет подобного банка данных.
Не меньшее значение имеет сайт traditio3trziwpn.onion.link, здесь можно найти информацию о конкретных воинских захоронениях и подробную информацию о боевой ситуации, в которой погиб ваш родственник.
Так из материалов сайта мне стало ясно, как погиб мой дед. Наша официальная история долгое время держала нас в заблуждении, мы считали, что после окончания наступательной операции под Москвой в 1942 году было только одно серьезное наступление немцев – на Сталинград, по всем остальным фронтам шли позиционные бои. Оказывается, все не так. Не имея на то достаточных сил, наше командование организовало несколько наступательных операций на западном направлении, чтобы отбросить немцев подальше от Москвы. Но из этого ничего не получилось – враг был силен и успел хорошо закрепиться на захваченных территориях. Итогом стало огромное количество погибших.
Дед погиб во время развивающейся наступательной немецкой операции под кодовым обозначением «Смерч» (плановый период операции - с 07.08.1942 г. по 10.09.1942 г.), ставшей ответом на неудачную наступательную операцию советских войск (06.07.1942 г. — 12.07.1942 г.). В конце июля для участия в ней из группы армий Б, наступающей на Сталинград, были переданы 9-ая и 11-ая танковые дивизии. 7 августа немецко-фашистское командование перенесло начало операции на 11 августа и решило проводить только с юга (то есть 2-ой танковой армией) независимо от действий 9-ой армии. Красноармейцы 233-го саперного батальона, в котором и служил дед, начали спешно минировать подходы к позициям 149-ой стрелковой дивизии. 13 августа при минировании от снайперского огня погибли сразу трое сослуживцев деда, а 14 августа и он сам.
Сайт «Традиция» тесно связан ссылками с сайтом ОБД «Мемориал», и таким образом тоже можно найти информацию о своем родственнике. Так, за несколько минут удалось выяснить, что среди сослуживцев деда много его земляков и выходцев из Чувашии. Например, в этой же братской могиле покоятся: Пименов А.М. из Шемуршинского района, Кузьмин Иван Иванович и Романов Иван Романович из Янтиковского района.
Пришло время не только вспомнить своих предков, обеспечивших нам нашу сегодняшнюю благополучную жизнь, но и найти, и поклониться им на последнем их пристанище.
О. Глушенков, внук погибшего красноармейца, 
сын ветеранов Великой Отечественной войны.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *