Ребенок, окно, пятый этаж…

В то утро специалисты сектора по делам несовершеннолетних и защите их прав городской администрации планировали побывать сразу в нескольких семьях группы риска, атмосфера в которых напоминает одна другую: пьют родители – страдают маленькие дети.
Едва всали специалисты из-за рабочих мест, чтобы отправиться по хорошо знакомым им адресам, как в их кабинет заглянула молодая женщина. Улыбаясь, посетительница протянула заведующей сектором справку о том, что прошла лечение в наркологическом диспансере. Приветливый прием воодушевил женщину на откровения, и она тут же стала делиться ближайшими планами по своему возвращению к трезвому образу жизни. Говорила, что для начала закрепит трехнедельный курс лечения кодировкой, а затем будет решать вопрос с пропиской и трудоустройством. Все для того, чтобы девятилетняя дочурка никогда впредь не испытывала чувство стыда за самого родного человека…
Сбудется ли озвученное? Очень хочется в это верить. Семья этой молодой женщины, которая делает первые шаги навстречу своему исправлению, состоит на учете в городской администрации как находящаяся в социально опасном положении. Подобных семей в городе — 29, воспитываются в них 50 несовершеннолетних детишек. А в тот день выявленных неблагополучных семей в Шумерле стало на одну больше…

…По ту сторону двери послышался легкий топот и звонкий детский голосок: «Кто там? Никого дома нет, я один». Четырехлетний малыш был словоохотливым. Он с желанием отвечал на звучащие вопросы и даже задавал свои: «А какое у вас имя? А отчество? А сколько вам лет?». Они говорили через закрытую дверь. Со слов ребенка, мама ушла из дома еще вчера вечером, и ключи она забрала с собой. Другой ребенок его возраста, наверное, давно уже изошелся бы в плаче, а Дима (имя изменено. – Авт.) держался молодцом! По всему было видно — успел малыш привыкнуть к подобной, самостоятельной, жизни. И только однажды он протянул: «Есть мне хочется и игрушек хочется…».
Как поступить в подобной ситуации? Контактных телефонов матери-одиночки и ее сожителя не было – в администрацию поступил тревожный сигнал, а на учете эта семья на тот момент не состояла. Что-то надо было делать, оставлять ребенка одного дома – значит, подвергать его опасности. В считанные минуты к работе были подключены все субъекты профилактики, в спешном порядке решался вопрос о том, как попасть внутрь комнаты общежития, чтобы вызволить оттуда малолетнего ребенка. Как крайняя мера, рассматривался вариант вскрытия двери сотрудниками МЧС.
На удачу, получилось разыскать телефон сожителя той загулявшей мамашки. «Мы в деревне, ребенок с нами. А уехали позавчера, картошку сажаем», — таков был ответ мужчины на вопрос об их местонахождении. Когда его уличили во лжи, тут же последовал невозмутимый ответ: «Ну да, ребенок остался дома один».
Через полчаса после разговора со специалистами опеки мужчина приехал в город. Когда он открыл дверь комнаты, в шоковом состоянии пребывали все: окно в комнате, расположенной на пятом этаже общежития, было открытым! Это чудо, просто счастливая случайность, что запертый в четырех стенах четырехлетний человечек не пошел погулять на улицу через окно.
В экстренном порядке Дима был собран и помещен на время в детское отделение Шумерлинского ММЦ. На горе-мать был составлен протокол об административном правонарушении. И ее биологическое право называться матерью отныне требует доказательства.
М. ПОРФИРЬЕВА.

Автор записи: anna

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *