Мы, чай, земляки!

Посвящаю с благодарностью
землякам-ветеранам ко Дню ПобедыСлово «земляк» в толковом словаре С. Ожегова означает «уро­женец с одной местности». Цену этого слова понимаешь вдали от ро­дины малой и тем более большой. Любой проходивший службу в ар­мии знает, что значит найти земля­ка-сослуживца с одного района или области, республики. Спросите ныне здравствующих ветеранов Великой Отечественной войны, ка­кая неописуемая радость была на фронте у тех, кто встречал земляка!
Земляк — это больше, чем друг, товарищ. Это брат. А если земляк еще и повар — голодным не будешь. Дружбу среди земляков трудно пе­реоценить. Если нет близких вдали от родного края, дружат как с земляками с уроженцами соседних областей. Во время учебы в во­енном училище для меня земля­ками были Роберт Иванов из Канашского района и Николай Ива­нов из Марпосада, ближе ребят в учебном батальоне не было. По­хвально, что здесь, на шумерлинской земле, возрождено зем­лячество среди деловых, извес­тных людей.
Известно, что на Руси в ста­рину давали многим людям, даже целым уездам, прозвища, кото­рыми дразнили. Например, пен­зенские лапотники, псковские скобари, рязанские косопузые, ну, а мы, горьковские, — чаевни­ки. В наших же местах известны как майданские портные, порецкие поташники и др. Каждое та­кое прозвище указывало на вид основных занятий или на отличи­тельные особенности людей, там проживавших. У рязанских плот­ников, как считается, топорище торчало из-под кушака, шубняка, что придавало вид ассиметрии живота (пуза). Ну, а пензенские и майданские, будет им хвала, хо­дили по селам со своими ремес­лами, я это помню.
О горьковских чаевниках я, как и многие другие, ошибочно предполагал, что называли так, потому что они пьют чай, а точ­нее, пьют его больше, чем другие. В подтверждение этому убежде­нию приходилось еще слышать высказывания как о водохлебах. К великой радости, в 90-х годах мне довелось услышать стихот­ворение «Чай» Бориса Пильника (к сожалению, об этом авторе мне ничего не известно), которое сняло душевные стеснения за родную разговорную речь. Это стихотворение внушило мне гор­дость за своих земляков и прида­ло уверенность в себе. Призна­юсь, мне пришлось покраснеть за свои наречие и говорок во время учебы в Ленинграде. Нет, не от местных, а от однокурсника, кир­гиза по национальности! Как бы пригодилось тогда мне знание стихотворения «Чай»! Теперь, где только удается случай, я читаю его, с радостью восхваляя своих земляков-нижегородцев.
Эту частицу разговорной речи привезли на чувашскую землю по реке Суре на теплохо­дах «Байкал», «Снегирь», «Пели­кан», «Альбатрос» наши близкие земляки — горьковские чаевники. Об этом вы, читатели, чай, знае­те. С тех пор и многих чувашей узнают как земляков по приме­ненному ими в разговорной речи слову «чай». Не удивлюсь, если здесь услышу произношение: «Я, чай, тоже из Четай...», — и душев­но приму за своего земляка.
Нам не удастся выдать себя за другого поселенца, нас «вы­числят» по разговору, речи. Мы же бабушку зовем баушкой! Такие вот мы, горьковские, «с тем ро­дились, с тем живем».
К. ПРОНИН,
ваш земляк из с. Ратово
Нижегородской обл.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *