Детство, опаленное войной

По прошествии десятилетий снова и снова вспоминаю тот страшный день, когда голосом Левитана прозвучало известие о вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Мама тогда заплакала, не смог сдержать слез и папа... Три сына Клочковых в то время служили в рядах Красной Армии, и родительское сердце болело за них. А я, совсем еще кроха (мне было немногим более шести лет), не понимая, что происходит, детским ревом «поддержала» родителей. 
Старшего сына, Михаила, ждали домой в 1939 году, но вместо него пришло письмо, где говорилось о напряженной обстановке в мире… Павел, 1919 года рождения, был призван в армию в 1940 году, после окончания педагогического института. Младший сын, Николай, в начале июня 1941 года прислал домой письмо, в котором писал: «Папанька, мамака, нас направляют на ученья в Белоруссию, письма не пишите, ждите моего письма с нового места». Больше писем от него не было… Папа сразу понял, что Николай – на фронте… Родительское сердце не обманешь – Анна Никитьевна и Иван Михайлович чувствовали, что не увидят сына живым, и родившегося в сентябре 1941 года ребенка назвали Николаем вторым.
А в 1942 году призвали на фронт и папу… Прощаясь, он обратился к маме с просьбой: «Аннушка, постарайся выучить наших четырех деточек!». Мама осталась одна с детьми, старшему было четырнадцать лет, младшему – девять месяцев. В трудные годы мы не голодали благодаря тому, что был огород и много домашней живности. Но все же вместо сладкого чая у нас была сушеная морковь, а хлеб, зеленый и горький, выпекался из лебеды. Мы не знали вкуса конфет и пряников. Сыр и колбасу я впервые попробовала в 1945 году, когда Павел, единственный из призванных в армию братьев, вернулся и привез нам в гостинец паек, выданный ему на дорогу.
Погибли на фронте мои братья Михаил и Николай, не увидели больше мы и своего папу… А папа очень любил нас, своих детей, мы для него были «любимыми птенчиками». Даже взрослых сыновей он называл дорогими сыночками, а мама была для него любимой Аннушкой. В письмах с фронта отец писал: «Любимые мои деточки: Витенька, Лелечка, ненаглядная, моленая, прошенная, единственная доченька Шурынька, любимый сыночек, птенчик мой, Коленька». С войны домой вернулся только Павел. В мирное время он работал инспектором РОНО в Шумерле, учил детишек физике в Туванской, Шумерлинской сельских школах.
Мамочка наша была неграмотная, но очень добрая. Она имела звание «Мать-героиня 3-ей степени». Ее любили, уважали соседи, поскольку она никому не отказывала в помощи. Мама выполнила наказ мужа – вырастила детей, и все они получили высшее образование. Виктор закончил Казанский авиационный институт, работал на Оренбургском машиностроительном заводе инженером, начальником цеха, заместителем начальника по производству. Он награжден двумя орденами «Знак Почета», ветеран труда.
Алексей закончил Казанский финансовый институт, работал управляющим сельхозбанком, промышленным банком, начальником страховой компании Чувашской Республики. Он – отличник финансовой службы, награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР.
Я закончила педагогический институт, в течение 20 лет работала учителем математики в школе № 2, около 9 лет – в Надымской школе. Самый младший из нас, Николай, закончил Чебоксарский электромеханический техникум, год проработал в Челябинской области, затем продолжил образование в политехническом институте. Работал он сначала в Челябинске, затем в Чебоксарах.
Годы не щадят никого… Мне сейчас 80 лет. Из нашей большой и дружной семьи я осталась одна. Не проходит дня, чтобы я не вспоминала о своих родителях и о братьях.
А. АЛАЕВА, ветеран труда.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *