А завтра может и не быть…

Отношение к алкоголикам у людей разное.
Кто-то их жалеет, пытаясь понять и помочь. Другие презирают,
отгородившись стеной равнодушия… Но, пожалуй, сегодня
уже никто не сомневается в том, что люди, пытавшиеся найти
истину на дне стакана, больны. И им требуется
квалифицированная медицинская и психологическая помощь.Мест свободных нет!
Дефицита пациентов в Шумерлинском наркодиспансере нет. При 27 койках стационарное лечение проходят порядка 33 пациентов из Шумерли, Шумерлинского, Порецкого, Красночетайского и Ядринского районов.
Одна из четырех палат – женская. И она тоже никогда не пустует. Чаще там проходят лечение пожилые женщины из деревень, которые не во внуках, а в спиртном пытались найти радость жизни. А нередко их подругами по несчастью становятся совсем молодые женщины…

Голоса ей приказывали...
Пиво, водка, самогон, асептолин… На что хватало денег — то она и пила. Две недели. Не просыхая. А потом, когда решила «завязать», к ней «пришли» голоса, которые день и ночь настойчиво «требовали» выполнения каких-либо заданий. Сопротивляться им было выше сил. И она подчинялась. К примеру, несколько часов кашляла, сидя над пустым ведром…
На четвертый день общения с голосами, чтобы хоть как-то унять тупую головную боль, молодая женщина выпила сразу четыре обезболивающие таблетки, и…стала «видеть» кошек, собак, людей, которые ее постоянно окружали... Навязчивые видения исчезли только в наркологическом диспансере, куда Лена (имена изменены — авт.) обратилась за медицинской помощью.
В кабинете заведующей Шумерлинского наркологического диспансера Л.М. Егоровой 32-летняя жительница Ядринского района не переставала благодарить медиков и психологов, которые помогли ей вновь почувствовать себя нормальным человеком. Лена клялась, что больше никогда не возьмет в рот эту гадость – дескать, настрадалась! И тут же без тени смущения оправдывала свой образ жизни: «Скучно в деревне, делать нечего, вот и пьют все! А по выходным к нам в магазин «фанфурики» привозят… Наши деревенские по 10-20 штук враз покупают. А что? Недорого! Добавишь немного воды, выпьешь и пьяный, что называется, в стельку».
Лена считает, что она излечилась. Однако наркологи придерживаются иного мнения – под их наблюдением она будет находиться еще в течение трех лет.

Во всем виноваты «фанфурики»!
— Я уже давала «интервью» в 2007 году, — первое, что сказала Ирина, увидев меня.
И я ее тоже хорошо помнила. Тогда, в 2007 году, встреча с молодой пациенткой наркодиспансера меня шокировала. Так же, как и сейчас. Потому что я ее помнила яркой и талантливой девочкой, блиставшей на шумерлинской сцене и выделявшейся своей красотой и пластикой среди других танцовщиц. В 90-е годы хотелось любоваться ее талантом. А сейчас… Трудно подобрать необходимые слова и определения для того, чтобы описать то, что стало с Ириной. Да просто невозможно поверить в то, что ей всего 34…
В руках Ирина держала потрепанную книгу. Призналась, что ей нравится читать о любви и счастье, о семье и детях, т.е. о простом женском счастье, которого у нее уже никогда не будет. Она это понимает. Рассказывать о себе Ире было тяжело. Это чувствовалось. Ее глаза то и дело наливались слезами. Слезами отчаяния и боли. Но она говорила. От безысходности, наверное. Чувствуя, должно быть, в «исповеди» корреспонденту некое душевное облегчение. Потому что кроме медиков наркодиспансера да подружек-собутыльниц ей некому пожалиться о своей судьбе-злодейке.
Когда-то перед ней, красавицей и активисткой, были раскрыты двери в счастливую и успешную жизнь. Неплохо закончила одну из городских школ, мечтала стать артисткой. Для поступления в Казанскую академию искусств тогда ей не хватило одного балла. Но жизнерадостная и уверенная в себе девушка не отчаялась – получила специальность парикмахера в ПУ № 10, а спустя год продолжила обучение в Чебоксарском училище культуры. Признается, что уже выпивала и в те годы. Но не так часто и не так много.
«Понеслось», как говорит Ира, уже 2004-ом. В тот год один за другим ушли из жизни родители. Ей было 25. То ли от горя, то ли от вседозволенности девушка все чаще и чаще стала прикладываться к бутылке, не заметив в пьяном угаре, как работа и предполагаемая семейная жизнь ушли на самый дальний план.
Ее каждый день начинался и заканчивался с одной и той же мыслью – где взять денег на спиртное? Алкогольная пропасть затягивала все глубже и глубже. И уже спустя год Ира оказалась пациенткой наркологического диспансера…
В сегодняшнем окружении молодой женщины – несколько таких же, как она, людей, больных алкоголизмом. И приютивший ее, ставшую не так давно бездомной, инвалид, которому требуется постоянный уход. Даже родная сестра отвернулась от Иры…
— Глаза слепнут. Вижу только образ человека, а самого человека – нет. Ноги отказывают. Меня ведь в больницу на руках принесли. А все «фанфурики» эти виноваты! Дешевые они. Вот и берем. Бутылка водки двести рублей стоит, а ведь «Лимонтина», что по 20 рублей за пузырек, на эти деньги можно полкоробки купить, — глотая слезы, делилась «болячками» Ира и тут же высказывала свои возмущения по поводу безрецептурной продажи этой парфюмерно-косметической дряни в аптеках. – Неужели запретить не могут, чтобы мы не покупали!

Бери — не хочу!
А ведь наше здоровье – в наших руках! Просто не покупай, просто не пей! Куда ж проще, казалось бы… Но только не для зависимого человека, который по сути является специалистом в обмане самого себя. Алкоголиков часто обвиняют во лжи – дескать, вот говорил, что в последний раз, а сам… Между тем, они сами искренне верят в то, что обещают. Знают о вреде алкоголя вообще и «фанфуриков» в частности, но…сделав глоток, остановиться уже не могут.
К сожалению, запретить аптекам продавать настойки без рецептов врачей, как предлагает Ирина, пока не вправе никто. В сентябре 2005 года Минздравсоцразвития РФ был издан приказ № 578 «Об утверждении Перечня лекарственных средств, отпускаемых без рецепта врача», в который вошли и спиртовые настойки. Более того, в 2009 году этот список был расширен. Таким образом, продажа «фанфуриков» в аптеках при условии наличия необходимых документов носит вполне законный характер. Пока нет разработанных и принятых федеральных законов.
Все, что могут сегодня сделать со своей стороны городские власти – рекомендовать руководителям аптечных сетей ограничить реализацию спиртосодержащей продукции медицинского, санитарно-гигиенического и химическо-бытового назначения емкостью свыше 50 мл.

Эпилепсия не исключается,
цирроз — гарантирован
— Чрезмерное употребление алкоголя рано или поздно приводит к циррозу печени. У жертв «фанфуриков» и дешевого суррогата процесс разложения печени происходит значительно быстрее, — отмечает заведующая Шумерлинским наркологическим диспансером Л.М. Егорова. – В составе парфюмерно-косметических средств находится метиловый спирт, который оказывает токсическое действие на весь организм человека, являясь психотропным ядом для головного мозга. Любители «фанфуриков» должны быть готовы ко всему. К примеру, у них могут даже начаться эпилептические припадки…
Процесс лечения алкоголизма – сложный и продолжительный. После снятия алкогольной интоксикации, относительного восстановления физического здоровья, больному требуется психотерапия и длительное наблюдение специалистов. В настоящее время под наблюдением специалистов Шумерлинского наркодиспансера находится 951 человек с диагнозом «алкоголизм», 143 из них – женщины. Однако можно смело утверждать, что количество людей, добровольно оказавшихся в алкогольной пропасти, в разы превышает официальные цифры. Сколько таких, кто медленно убивает себя? Каждый раз обещая себе, что только похмелится, а завтра начнет новую жизнь, и… просыпается с мыслью о том, где бы выпить…
Врачи, специалисты по социальной работе и психолог наркодиспансера делают все возможное, чтобы помочь людям, больным алкоголизмом, вернуться к здоровому образу жизни. Но… нельзя помочь человеку, который уверен в том, что помощь ему не нужна.

М. ПОРФИРЬЕВА.

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *