Гитара с треснувшею декой поёт, смеётся и рыдает…

Вот уже на протяжении ряда номеров газета публикует материалы, в которых эстрадники города возвращают шумерлинцев в 60-80-е годы.
В те незабываемые годы, когда на танцах звучала «живая» музыка.
Здорово, что эта тема оказалась близка и интересна как музыкантам, так и простым горожанам, напомнив им о далекой юности. Приятно, что читатели охотно откликнулись на редакционное предложение – рассказать о том, как «на танцплощадке музыка звучала» тридцать-пятьдесят лет назад. Радует, что мы получили обратную связь – в редакцию звонят, к нам приходят, пишут…
В сегодняшнем номере газеты мы предлагаем шумерлинцам возвратиться в годы молодости вместе с Александром Давыдовым. В настоящее время он живет в Москве, однако связь с родным городом и своими друзьями по-прежнему не теряет. Как и десятки лет назад, с ним — музыка и его ученики. Александр Давыдов работает педагогом по музыке в частной школе. Он был и остается для многих просто Петровичем… 

Когда деревья были большими…

Все мы родом из детства. И самые яркие воспоминания своими корнями уходят в то далекое и беззаботное время. Помню, как я пошел первый раз в первый класс, как научился плавать, услышал гитару и… увидел живых космонавтов. Прошлое запечатлелось незабываемой картинкой: мы, девчонки и мальчишки, после уроков бежим от первой школы через парк, затем по улицам Куйбышева и Колхозной, чтобы увидеть космонавтов, которые ехали в открытой машине по улице Щербакова в сторону Чебоксар. И ведь увидели!
А гитару в первый раз очень близко я увидел в шестилетнем возрасте в деревне Ильина гора Ядринского района. В летнее время деревня оживала, на каникулы погостить к бабушкам и дедушкам приезжали внуки. И вот однажды я увидел мальчика лет четырнадцати, который сидел у дома и красиво перебирал струны гитары. С любопытством и интересом подошел к нему поближе и… все! Музыка запала в душу и увлекла на всю жизнь.
Со времени первого знакомства с гитарой прошло не так много времени, как образцом для подражания стал старший брат Евгений и его школьные друзья, которые иногда перебирали струны у нас дома и пели песни. Особенно мне нравились песни Высоцкого. Я часто их слушал, много выучил наизусть и пытался петь сам. А когда пел, мне очень нужна была своя, родная, гитара! И сколько было счастья, когда в подростковом возрасте она у меня появилась! Простенькая, акустическая, шестиструнная, но… такая долгожданная!
Глазами ребенка все казалось большим. И город, и расстояния, и число людей, которые приходили на праздники в парк. Телевизоров и магнитофонов в те годы было мало, да и смотреть-то особо было нечего. Мультфильмы, КВН, «Кабачок 13 стульев» и кино. Возможно, поэтому на городских праздниках было так интересно! В парке было шумно, весело, многолюдно. Там выступали наши артисты, и звучала «живая» музыка.
Помню, было две сцены. Одна находилась ближе к улице Чайковского, другая – ближе к улице Комсомольской. На первой сцене звучал духовой оркестр, на второй – играли эстрадники. А еще как-то летом сцена была оборудована там, где сегодня – пруд. В пруду тогда воды не было, и там, ну все равно как на стадионе, было достаточно места и для артистов, и для зрителей. А зимой за кинотеатром «Дружба» устанавливали длинную и высокую (по детским меркам) деревянную горку. Катались с нее и даже иногда разбивали носы не только дети, но и взрослые. Вот такая была забава!
Но главным «чудом» городского парка была, конечно же, танцплощадка. Кстати, танцплощадок в городе было три. Первая – деревянная круглая, без крыши, через которую можно было легко «перемахнуть» — в 1972 году сгорела. Вторая танцплощадка, которую в народе прозвали скворечником, появилась в парке в 1973 году. Несколько позже была открыта третья, которая «жива» по сей день.
Как же было здорово смотреть на музыкантов! Помню, как с замиранием сердца слушал «живую» музыку, и музыканты казались мне недосягаемыми звездами…

Сначала были «Буквари»

Местом встречи молодежи по выходным в те годы был фонтан, потому что у кинотеатра «Дружба», прямо на ступеньках, играли музыканты. Вот фамилии лишь некоторых из них, которых я помню: Владимир Пугачев (соло-гитара), Сергей Старостин (бас-гитара), Толя Сафин (ударные), Леша Иванов (ритм-гитара), Геннадий Артемьев (вокал и гитара).
Первые аккорды песен, которые звучали на танцах, мне показал одноклассник Леша Иванов. А уже более основательно играть на гитаре меня учил двоюродный брат Сергей Ермошин. Он был студентом Казанского авиационного института, играл на баяне и в игре на гитаре тоже неплохо «шарил». Я ждал его из Казани как бога…
В это же время в нашей первой школе закупили ленинградские гитары, ударную установку, какие-то колонки и что-то еще из музыкальной аппаратуры. Руководителем будущего школьного ансамбля «Буквари» стал Александр Атнашкин. Как-то узнав про это, я, мой друг и одноклассник Игорь Чуркин во время перемены пошли «на разведку»: как там да что, а, может, и нас возьмут? Взяли!
В одном ансамбле с нами оказались друзья по спортивной секции, мальчишки из параллельных классов: Толя Дубенцов и Коля Киселев. А барабанщиком группы стал Коля Габейдулов. Наш руководитель играл на бас-гитаре в клубе «Октябрь». Он был не только музыкантом хорошим, но и учителем, мастером по аппаратуре. Александр всегда что-то чинил, паял. До сих пор в моей памяти – приятный запах канифоли.
Музыкальная комната находилась на четвертом этаже. По соседству с ней был переносной тир для стрельбы из мелкокалиберной винтовки ТОС № 8 и ТОС № 12. Руководил этим кружком по линии ДОСААФ учитель по военному делу, участник Великой Отечественной войны, подполковник Александр Яковлевич Асташин. Вот так и приходилось нам иногда совмещать музыку со стрельбой.
Репертуар ВИА «Буквари» состоял из простых, но душевных песен. Мы также исполняли песни, которые звучали на танцах в клубах «Октябрь», «Восход» и на танцплощадке. Первая песня, которую доверили сыграть и спеть мне, — «Я еду к морю», затем в моем исполнении зазвучали песни «Полюбил девчонку я», «Там, у причала» и другие. Мы, школяры-музыканты, усердно занимались, повышая свой творческий уровень. Большой честью для нас стала игра на нашем выпускном вечере 25 июня 1975 года для четырех выпускных классов.
Как будто все было вчера. Накрытые столы в спортзале и танцы на втором этаже, в актовом зале. Потом все гуляли до утра по городу. Погода тогда была теплая. А вечером большинство пошло в поход с ночевкой на Суру. Костер, интересное общение с учителем обществознания Геннадием Андреевичем Романовым и, конечно же, песни под гитару…
В эти годы в нашем городе прошла какая-то волна по приобретению музыкальных инструментов и аппаратуры. А музыкантов в то время действительно было очень много, и ансамбли были в каждой школе. Регулярно организовывались конкурсы среди ВИА, в которых участие принимал и наш «Букварь». Да что город! И в районных домах культуры были музыкальные инструменты и, естественно, ансамбли. Один Николай Иванович Шангеев из Ходар чего стоит! Он и пел, и играл на ударных, и был директором Дома культуры.

Золотое время, беззаботное

С девятого класса начал слушать по радио «голос Америки» с Юрием Осмоловским. Каждую среду в 19.30 час. передавали популярную западную музыку в исполнении групп «Роллинг Стоунз», «Битлз», «Чикаго», «Криденс» и др. А когда однажды у меня появился переносной двухскоростной кассетный магнитофон «Весна», счастью не было предела! А еще двоюродный брат Александр Глухов привозил мне пластинки из Польши с записями групп «Silesian Blues Band», «Локомотив», «Но-то-цо», «Скальды», а также цветные значки с фотографиями групп «Sweet», «Slade» и др. С другом Игорем Чуркиным мы крепили к одежде значки, которые были размером со спичечный коробок, и такие, крутые, гуляли по вечернему городу.
Золотое было время, беззаботное. У всех были живы и здоровы родители. Мир казался большим и добрым. Правда, случались стычки среди молодежи, но они были далеки от молодежной темы, хоть и дрались горячие парни на танцплощадках и в клубах.

И в школе, и на заводе

После неудачной попытки поступить в институт пошел работать на завод спецавтомобилей, во второй механосборочный цех, учеником слесаря. А в свободное от работы время продолжал заниматься музыкой в своей школе. Через некоторое время возглавил школьный ансамбль, собрав в творческий коллектив учеников 8-10-х классов: Толю Гущина, Вадима Герасимова, Ирину Григорьеву, Сашу Апина, Сергея Курасова, Игоря Меркулова. Чуть позже ВИА пополнили Леша Петров, Игорь Зайцев, Олег Китаев, Дима и Саша Ушковы, Александр Кочетков, Эдик Архипов, Сергей Вахнин и другие.
На заводе ежегодно проводились фестивали и конкурсы художественной самодеятельности среди цехов и отделов. Талантов было много. В числе конкурсантов значились и большие хоры, и дуэты, и квартеты, и танцевальные номера, и эстрадные песни в исполнении ВИА. Все выступления проходили в клубе «Октябрь». Зал всегда был переполнен. Еще бы! Поболеть за своих каждый из заводчан считал долгом.
Подобрались эстрадники и в нашем цехе: музыканты Александр Богатырев, Алексей Хохлов и Анатолий Михайловский; солисты Юрий Иванов и Марина Коннова. И нам, начинающим музыкантам, было за счастье не то что играть, а стоять на одной сцене с супермузыкантами Шумерли — братьями Виктором (Моряк) и Владимиром (Вандас) Ивановыми.
Одним из незабываемых событий для меня, совсем еще зеленого музыканта, стало 9 мая 1976 года. Мы играли в заводской столовой во время праздничного «огонька», организованного для ветеранов Великой Отечественной войны. Подошли к этому мероприятию со всей ответственностью – репетировали с 9.00 до 16.00 часов. От души играли и пели тем же составом: братья Виктор и Владимир Ивановы, Александр Богатырев, Алексей Хохлов, Анатолий Михайловский, Игорь Чуркин, Александр Давыдов.

5-03-1995 Кочетк Шум Дав Мих Балак

5 марта 1995 года, кафе «Молодежное». 
А. Кочетков, И. Шумилов, А. давыдов, С. Михалычев, А. Балакирев.

ВИА «Юность», армия, дембель…


Как-то ко мне в цехе подошел бас-гитарист ансамбля «Юность» клуба «Октябрь» Толя Попков и пригласил на «прослушку» в клуб. Так я стал играть в составе ВИА «Юность». Зимой на танцах в клубе играли два состава: младший и старший. В младшем составе были: Юра Жданкин (гитара), Саша Измайлов (барабан), Саша Брехов, Женя Мойсе (клавиши) и Слава Грешнев (соло-гитара), а в старшем: Костя Иванов (ударные), Женя Лобачков (клавиши, баян, труба, вокал), Толя Попков (бас-гитара), Александр Давыдов (соло-гитара). Пели все, причем старались на несколько голосов. Руководителем был веселый парень и грамотный музыкант Володя Долгов (Кудрявый). Состав ВИА был классный! Но вскоре повестки в армию пришли сначала Толе Попкову, а затем и мне.
В армии продолжал заниматься музыкой, руководил ВИА «Северное сияние». Домой вернулся 14 декабря 1976 года с приличным музыкальным багажом. Вместе с другом Толей Попковым практически с первых дней на «гражданке» начали репетировать, «раскладывая» на две гитары его и мой репертуар песен, привезенных из армии. Буквально за одну неделю «накидали» около пятнадцати приличных «вещей». Но чтобы песни звучали, нам нужны были барабанщик и клавишник. Ими стали Сергей Пянзин и Женя Мойсе.
Через неделю репетиций вчетвером мы «показались» директору клуба «Октябрь» Валентине Михайловне Губанихиной, и она дала нам «добро», чтобы играть на танцах. Все было замечательно, но… 19 февраля 1979 года случился пожар. Клуб сгорел, но музыкальные инструменты и аппаратуру тогда удалось спасти.

Песня звучала и в поле

Мы продолжали работать на заводе. Играли на «огоньках» в заводской столовой, в ресторанах и кафе, на комсомольских молодежных вечерах и свадьбах. А в июне я поступил на факультет культурно-просветительской работы Казанского института культуры.
Спустя годы, согласно договору на целевое обучение, получив диплом по специальности организатора-методиста клубной работы, вернулся в Шумерлю вместе женой Светланой, хореографом, и другом-однокурсником Толей Березинским. В районном доме культуры был отличный коллектив: директор Лариса Михайловна Аваргина, Анатолий Пискарев, Вера Кузнецова (Покровская), Валя Трофимова, Юля Семенова, Света Дроздова, Валя Алешина.
Мы принимали участие во всех городских праздниках, выезжали с концертами в районные клубы, летом бывали на фермах и МТС. Даже в поле играли и пели для селян.

Кочетк Брехов Давыдов Шумилов

А. Кочетков, А. Брехов, А. Давыдов, И. Шумилов. На концерте в Чебоксарах.

Всеми любимые «Блики» и незабываемый Тарас

А потом был городской парк, были «Блики», и был Тарас Латыш. Наша «музыкалка» находилась в углу парка, в одном здании с художественной оформительской мастерской. Месторасположение нас очень устраивало, потому что мы никому не мешали. Играли и пели громко. Особенно Тарас Алексеевич. У него всегда микрофон был выставлен громче всех. В составе ВИА «Блики» в то время играли: Сергей Щетинин (бас-гитара), Евгений Лобачков (клавишник), Константин Иванов (ударные), Александр Давыдов (соло-ритм-гитара) и, конечно же, Тарас Латыш. Он был вокалистом, звукорежиссером, иногда играл на гитаре и вплотную занимался аппаратурой (покупкой и ремонтом). До меня на соло-гитаре играл Сергей Ивушкин, замечательный парень и гитарист. А на клавишных в «Бликах» играл его старший брат, Алексей Ивушкин, а до него клавишником был Гена Гусев.

Борисов Тарас Латыш

Танцевальный сезон традиционно открывался в городском парке 1 мая. В основном мы играли и пели то, что нравилось молодежи: «Трава у дома», «Поворот», «Городские цветы», «Все пройдет», «Чудо-остров» и другие хиты тех лет. Пели песни на итальянском, японском и английском языках. Очень популярной в восьмидесятые годы была итальянская «Феличита» и вечный «Отель Калифорния» в исполнении Тараса Латыша. А Сергей Ивушкин играл знаменитое соло на гитаре «один в один». Потом и мне, сменив Сергея, пришлось долго на слух подбирать и «снимать» красивое и сложное соло для двух гитар.
По тем временам аппаратура у нас считалась неплохой на уровне республики. Тарас делал все возможное и невозможное, чтобы она работала. Сергей Щетинин тоже хорошо разбирался в усилителях и все делал аккуратно, на совесть. Вспомнился мне случай про «примочку» (педаль) для гитары. Тарас долго добивался эффекта длительности звучания. До двух часов ночи аж мы тогда ковырялись, но своего добились – гитара зазвучала так, как нам было надо!
Понятия времени для Тараса Латыша никогда не существовало. К нему мог зайти даже незнакомый человек, рассчитывая задержаться на пять минут, и уйти через 2-3 часа. Очень он любил поговорить по душам. И ведь всегда находил тему, которая была интересна собеседнику!
Кем бы Тарас ни работал — директором парка, художественным руководителем или отвечал за ремонт клуба «Октябрь» после пожара – он успевал все: содержать семью, воспитывать детей, работать, репетировать, учить наизусть тексты, обновлять, закупать, ремонтировать аппаратуру, чинить телевизоры, магнитофоны и даже… продавать рассаду помидор. А еще он удивительно мог ладить со своей тещей – тетей Таней. Женщина она была уникальная. В хорошем смысле, конечно.
По молодости я не очень-то уважал Тараса. Это мой грех. У меня были и мама, и папа, а у него только мама. У большинства из нас было веселое и беззаботное детство, а он, насколько я знаю с его слов, воспитывался в детском доме.
Никогда не любил, да и сейчас не приемлю, когда люди опаздывают. Считаю, что надо ценить свое и чужое время.
— Тарас, жду тебя уже 2 часа! – выговаривал ему, когда он наконец-то появлялся.
— Да ладно тебе, котик, не ругайся! Ну, задержался немного… Ну, я тебя прошу… — невозмутимо отвечал он.

Тарас и Костя Иванов

Так было всегда! И все с него, талантливого эстрадника, казалось, как с гуся вода. Впереди у Тараса Латыша было десять лет жизни и творчества. А потом… произошла автодорожная авария в районе Лапсар… Его погубила давняя страсть к быстрой езде.

Тарас 2

Автор записи: admin

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *